Биография, история жизни знаменитых людей - артистов, актеров, писателей, композиторов, и других известных деятелей

Евгений Евстигнеев биография, личная жизнь: зверски талантливый

Евгений Евстигнеев
Имя: Евгений Евстигнеев (Evgeniy Evstigneev)

Дата рождения: 9 октября 1926 г.

Дата смерти: 4 марта 1992 г.

Возраст: 65 лет

Место рождения: Нижний Новгород

Место смерти: Лондон, Великобритания

Деятельность: актер театра и кино

Семейное положение: был женат на Ирине Цывиной




Евгений Евстигнеев - биография

Первая роль в кино в биографии Евгения Евстигнеева состоялась в 1957 году - в фильме "Поединок" по повести Куприна. Уже тогда коллеги-актеры признавались, что не понимают "как он это делает". Талант Евгения Евстигнеева до сих пор никто не может объяснить. "Евстигнеев был актером за гранью понимания", - сказал о нем Эльдар Рязанов. Его дар часто называют "животным, природным... Евстигнеев мог сыграть любую роль - от уголовника до профессора, и ему всегда безоговорочно верили.

Евгений Евстигнеев - детство, семья

Евгений Евстигнеев появился на свет 9 октября 1926 года в городе Горьком (ныне Нижний Новгород). Детство его прошло на городской окраине, в поселке Володарского, в маленьком домике с мансардой, огородом, под стук поездов от проходившей неподалеку железной дороги. Женя был поздним ребенком: он родился, когда матери, Марии Ивановне, было 32, а отцу, Александру Михайловичу, почти 60 лет. Родители Жени отношения к искусству не имели, оба работали на заводе. Сценой был увлечен старший брат Сергей, сын Александра Михайловича от первого брака.

Отец умер, когда Жене было всего шесть лет, поэтому почти не повлиял на его становление. Евгений часто вспоминалв в своей биографии, как ему маленькому явился призрак умершего отца и звал его с собой. Видимо, отец так и остался для него мифом, раз эта сцена - вполне уже театральная, шекспировская - была главной, если не единственной, в его рассказах о родителе. Воспитывала Евгения Евстигнеева мать, простая женщина, окончившая всего два класса сельской школы. Конечно, как заметила Галина Волчек, Мария Ивановна "в силу обстоятельств дала ему только то, что могла дать, а Женин интеллектуальный и духовный потенциал был гораздо богаче". Но все, кто общался с матерью Евгения, отмечали в ее биографии врожденную интеллигентность, и это качество передалось сыну.

С началом войны Женя, которому исполнилось четырнадцать лет, оставил школу и пошел сначала электромонтером в строительную контору, а затем - учиться в техникум дизелестроения. С 1943 года он - слесарь на заводе «Красная Этна», где работала фрезеровщицей его мать. В эти годы его биографии Евгений и почувствовал в себе актерский дар: он участвовал в заводской самодеятельности и даже поступил в 1944 году в студию при Драматическом театре. С учебой в студии ничего не получилось: на заводе не хватало рабочих рук, к тому же вскоре Женя стал единственным и главным мужчиной в семье: умер его отчим.

Мать была категорически против того, чтобы сын стал актером. У нее были для этого веские причины. Дело в том, что брат Евгения, Сергей, пострадал именно из-за «актерства». До войны Сергей с большим успехом исполнял на эстраде сатирические номера. В те годы такая смелость могла привести к трагедии, что и случилось. Незадолго до войны Сергей таинственным образом исчез. До Марии Ивановны дошли слухи, что он умер, вероятно, в тюрьме. Гибель молодого, полного сил пасынка потрясла мать Евгения, и она бросилась на завод в отдел кадров с требованием ни за что не отдавать документы сына в театральную студию. В сознании Марии Ивановны актерская профессия была связана с огромным риском.

Исключительно музыкальный от рождения, Евгений начал в свободные вечера играть в джаз-оркестре при Доме культуры им. Ленина. На талантливого ударника, черт-те что вытворявшего с барабанными палочками, обратил внимание директор Горьковского театрального училища. Виталий Лебский пришел в клуб на киносеанс, но, как вспоминал позднее, не мог отвести глаз от худого парня, который своей игрой затмил весь оркестр. Лебский подошел к нему и, оставив свои координаты, попросил Женю обязательно зайти к нему в училище.

Евстигнеев пришел, но никакого подходящего репертуара у него не оказалось, поэтому Лебский попросил выучить хоть что-нибудь - стихотворение, басню или отрывок из прозы. Послушав, как юноша читает, директор сразу взял его в училище - без экзаменов, закрыв глаза на то, что у Евгения не было среднего образования: до войны он успел закончить всего семь классов. «Он пришел в училище уже актером, но этаким рабочим парнем - немного расхлябанным», - вспоминала однокашница Евстигнеева.

Невысокому, худому, с ранними залысинами, в поношенном пиджачке и вытянутых на коленях брюках, ходившему с дерматиновым, как у третьеклассника, портфельчиком Евгению, казалось бы, совсем не подходила эта профессия -«артист». Но вскоре остальные студенты были вынуждены признать: он одареннее всех. Правда, по окончании училища его не пригласили в горьковский драмтеатр. Говорили, что характерный актер не хотел видеть рядом талантливого конкурента. В местном ТЮЗе, куда Евстигнеев пришел вслед за любимой девушкой, тоже отказали - по причине не юной внешности, о чем потом страшно жалели.

Евгений уехал во Владимир, где стал работать в Театре драмы им. Луначарского.

Там ему сразу приклеили ярлык «комик». Выход Евстигнеева на сцену всегда сопровождался смехом, и вообще публика так бурно реагировала на его появление, что некоторых особо рьяных поклонников выводили из зала. В спектакле «Третья молодость» у Евстигнеева была роль парторга, и актер изо всех сил старался докопаться до глубин своего персонажа. Результатом такого углубления стало то, что даже в серьезных сценах зрительный зал умирал со смеху, и по требованию заслуженной артистки, игравшей главную героиню, Евстигнеева сняли с роли.

Евгений Евстигнеев - театр

Евгений, который всю жизнь следовал заповеди «не сотвори себе кумира», боготворил только одного актера - Чарли Чаплина, фотографиями которого обклеил все стены своей комнаты еще в горьковском доме. В любой трагической роли Евстигнеев умел найти иронию, но смех публики вызывало не только это. То, что он делал на сцене, было - как это ни парадоксально - правдивее самой жизни. И зритель смеялся от восторга!

Евстигнеева не обольстил успех на владимирских подмостках: он знал себе цену и поэтому всерьез думал об учебе в столице. Руководство театра не отпускало его, но Евгений сказал, что поедет к матери в Горький. Он договорился с ней, что если позвонят из театра, она подтвердит, что он был у нее.

На прослушивании в Школе-студии МХАТ он читал монолог Брута из «Юлия Цезаря» Шекспира. «Римляне, сограждане, друзья!» - возвестил Евгений перед комиссией и, не меняя интонации: «Извините, забыл!» Евстигнеев и впоследствии часто забывал слова своей роли и заменял их собственными. Волчек рассказывала, как однажды на ее спектакль «На дне», где Евстигнеев играл Сатина, пришел режиссер Анджей Вайда, обожавший актера. Галина Борисовна знала, что монолог «Человек - это звучит гордо...» Евстигнеев всегда произносил своими словами, и попросила его перед спектаклем повторить текст. Но со сцены вновь прозвучал монолог, укороченный до нескольких слов и знаменитого евстигнеевского мычания. «В ужасе я шепнула Анджею: "Извини, он забыл текст". Но Вайда, зачарованный игрой Евстигнеева, ответил: "Галя, того, что он сказал, вполне достаточно"».

Вполне достаточно сказанного оказалось и для экзаменаторов в Школе-студии, и талантливого провинциального актера приняли сразу на третий курс. Евстигнееву к тому времени уже исполнилось 28 лет, и он был старше всех на курсе, которым руководил Павел Массальский. «По нашей небольшой студии моментально пронесся слух, что на третий курс взяли потрясающе талантливого студента. - рассказывала актриса Людмила Иванова. - Когда я увидела его, то расстроилась: некрасивый, лысый, провинциального вида, он стоял как-то изогнувшись, эдаким фраером. И вдруг вильнул ногой - потом оказалось, что так он делал всегда, когда пребывал в хорошем настроении, это движение было и в его ролях - и хохотнул басом!..

И я подумала: он невероятно пластичен, даже грациозен. Никогда до того я не видела такой фантастической игры, такой свободы! Мы сразу поняли: он гений».

Студенты удивлялись, зачем Евстигнееву учеба. На что он отвечал: «Хочу стать настоящим артистом».

В Школе-студии курсом старше Евстигнеева училась Галина Волчек. «Когда мы поженились, это был некоторый шок для всех, - рассказывала она в книге Ирины Цывиной «Артист». - Мой отец был известным оператором, режиссером, профессором ВГИКа, и для моей няни (которая была мне как мать) этот факт имел решающее значение. Но вдруг в моей жизни появился великовозрастный выпускник Школы-студии МХАТ: старше меня на семь лет и «деревенского» происхождения.

Он разговаривал так, что некоторые обороты его речи можно было понять только с помощью специального словаря (например, «метеный пол» в его понимании - пол, который подмели, «беленый суп» - суп со сметаной, «духовое мыло» - туалетное мыло и т.д.). Внешне мой избранник выглядел тоже странно: лысый, с длинным ногтем на мизинце, одет в бостоновый костюм лилового цвета на вырост (а вдруг лысеющий жених вытянется), с жилеткой поверх «бобочки» -летней трикотажной рубашки с коротким рукавом, у воротника поверх молнии величаво прикреплялся крепдешиновый галстук-бабочка.

Таким явился Женя в наш дом. Поначалу папа пребывал в смятении. .. Я же вела себя независимо и по-юношески радовалась своему внутреннему протесту против родительского стереотипного мышления. Но мной двигал не только протест, я хотела быть рядом с Женей... Самым важным было для меня то, что я сразу увидела в нем большого артиста, а потому личность. Тогда, в силу возраста, я еще не понимала, что такое «спутник жизни», а просто ощущала глубокий интерес к этому странному человеку - Жене Евстигнееву».

«Глубокий интерес» - это очень точно сказано. Евстигнеев, не обладавший потрясающей воображение внешностью, умел затягивать женщин в свою орбиту. По выражению Олега Табакова, знавшего Евгения Евстигнеева со студенческих лет, он «обвораживал мужественностью».

После окончания Школы-студии, в 1956 году, Евстигнеева пригласили на работу во МХАТ, но вскоре Олег Ефремов позвал его в свою тогда создававшуюся «Студию молодых актеров» - будущий театр «Современник». В первом же студийном спектакле «Вечно живые» Евстигнеев поразил всех своей объемной и глубокой игрой: зал взрывался хохотом в самых неожиданных, казалось бы, местах. Но ролью, имевшей поистине оглушительный успех, стал его король в «Голом короле», поставленном в 1960 году. «Люди стояли ночами за билетами на этот спектакль, - рассказывала Людмила Иванова, - приносили с собой раскладушки в очередь. Артисты из-за толпы у входа не могли пройти в театр. А Евстигнеев стал легендой».

Евгений Евстигнеев - фильмы

Сниматься в кино Евстигнеев начал в 1957 году, сыграв Петерсона в фильме режиссера Владимира Петрова «Поединок». Первую большую роль он получил только в 1964 году - в фильме Элема Климова «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен». Роль начальника пионерлагеря Дынина, которого Евстигнеев сделал по-советски величественным дураком, сразу же принесла актеру всесоюзную славу.

А после сыгранной в «Семнадцати мгновениях весны» роли профессора Плейшнера мальчишки на улицах кричали Евстигнееву вдогонку «Плейшнер идет!» Интересно, что среди героев, воплощенных Евстигнеевым, было шесть профессоров, и вообще он часто играл интеллигентов и аристократов. Еще во времена работы во Владимире он ездил на «Мосфильм», и там его занесли в картотеку актеров, годных на роли белых офицеров, дворян и прочих носителей голубой крови - при его абсолютно пролетарском происхождении.

Евгений Евстигнеев - биография личной жизни

Евгений и Галина сняли комнату в коммуналке на улице Горького, рядом с находившимся тогда поблизости «Современником». «В эту комнату, - рассказывала Людмила Иванова, - мы, артисты, прибегали в перерывах между репетициями - отдохнуть, поесть, а то и поспать. Туда приходили все их друзья и знакомые, знаменитые и те, кому предстояло стать известными». Спорили о творчестве, говорили на опасные по тем временам темы... Евстигнеев играл на гитаре, Галина пела, а иногда Евгений брал вилки или ложки и лихо отбивал ими ритм по пустому чемодану, бутылкам или столу.

«Наша личная жизнь протекала шумно и интересно, - вспоминала биографию Галина Волчек. - Друзья называли нас талантливой парой. Когда мы разошлись, многие не понимали, зачем и почему это произошло, уговаривали меня и Женю отказаться от подобного решения. Но это случилось. Женя вел себя достаточно тактично, стараясь сохранить наши отношения. Но я сама их разорвала. Собрала его вещи, позвала в наш гостиничный номер - «Современник» был на гастролях в Саратове -женщину, с которой, как мне казалось. Женя встречался, и сказала: "Теперь вам не придется никого обманывать".

По словам Людмилы Ивановой, «никто не верил, что они могут расстаться, - это была замечательная семья, рос ребенок. Но Галя - человек бескомпромиссный. Все ужасно переживали за нее, мы дежурили у Гали ночью: она не спала, металась по комнате, как зверь. И как раз в это время там же снимался фильм, где Галя и Женя были любящими супругами и даже играли постельную сцену! После такого разговора! Жуть!»

Той женщиной, которую полюбил Евгений Евстигнеев, была актриса «Современника» Лилия Журкина. «Когда мама впервые увидела отца. - рассказывала Мария Селянская, дочь Евстигнеева, - она подумала: «Какой страшный!», но вскоре уже была целиком во власти его очарования». Ради Евстигнеева Лилия оставила мужа, который, как говорили, обожал ее всю жизнь. В 1969 году у Евстигнеевых родилась дочь Маша. В прежней семье оставался сын Денис, которому во время развода родителей было всего три года. Евстигнеев-младший сказал о своих отношениях с отцом: «Говорят, что у него было какое-то мифическое чувство вины передо мною.

Не думаю. Если я его правильно чувствовал, так. как он меня, то уверен - это неверно». Отец с сыном часто виделись - мальчик буквально рос в театре. Когда Денис стал кинооператором, Евгений Александрович гордился его успехами. С дочерью получилось сложнее: когда Маша тайком от отца поступила в Школу-студию МХАТ, он, также втайне от нее, отправился к руководителю курса и уговаривал его не брать дочь учиться, боялся, что она не потянет, и успокоился, лишь когда увидел игру Маши на сцене.

Со временем отношения между новыми семьями Евгения Евстигнеева и Галины Волчек стали дружескими. Волчек готовила Машу к поступлению в театральный институт. Когда жена Евстигнеева начала выпивать, Галина уговаривала ее найти в себе силы побороть болезнь. В 1986 году Лилия умерла, говорили даже, что она покончила с собой. «Нет, - отрицает эти слухи дочь, - ее смерть не имеет отношения ни к алкоголю. ни к самоубийству. У мамы было тяжелое хроническое заболевание».

Папа был очень ранимым человеком, - рассказывала Мария, - легко мог заплакать, но только в присутствии близких. С чужими он был замкнутым, все держал в себе. Да и родным старался не доставлять хлопот». Галина Волчек говорила о характере Евстигнеева: «Внешне он всегда отшучивался. Вероятно, он догадывался, что я все чувствую, и, наверное, поэтому всю жизнь тянулся ко мне в критических ситуациях. Между нами происходили бессловесные диалоги, из которых я понимала, что именно ему необходимо... Женя буквально «съедал» себя. Когда у него появилась новая жена, Ира, я увидела, что он перестал скрывать свои эмоции, свою любовь к сыну. В их новом доме на стене появилась фотография нашего Дениса».

Ира - Ирина Цывина - была студенткой Школы-студии МХАТ, где Евстигнеев профессорствовал. Преподавал он, как вспоминали ученики, интуитивно, потому что большинство вещей не мог объяснить словами. С курсом, на котором училась Ирина, он ставил спектакль «Женитьба Белугина», где неожиданно для нее дал ей главную роль. «Однажды после спектакля, - рассказывала Ирина, -я долго не могла покинуть гримерную, мне было грустно, что премьера дипломного спектакля уже состоялась и наши репетиции с Евстигнеевым больше не повторятся. .. Я нехотя собралась и вышла в фойе Школы-студии. Вдруг я увидела, что по коридору прошмыгнул тот, о ком были мои переживания, - любимый учитель.

Не знаю, какое чувство заставило меня преодолеть стеснение, чтобы догнать Евгения Александровича, но. приблизившись к нему, я вдруг выпалила: «А давайте устроим еще какой-нибудь спектакль!» Он резко оглянулся и пронзительно посмотрел на меня. Выдержал паузу, которая всегда была естественна и органична для него. «Давай, лапочка, - сказал он. - Приезжай завтра на Котельническую набережную, там у меня съемки, когда они закончатся, поговорим». Я приехала, он стоял, ждал меня и не собирался говорить о спектакле - оказывается, Евгений Александрович назначил мне свидание.

Так началась наша личная жизнь. Потом он признался, что сразу, когда еще только увидел меня, влюбился. Но ничем этого не выдавал, из-за своей закрытости и, наверное. нашей разницы в возрасте - в 35 лет.

Евстигнеев обладал тем, что называется харизмой, поэтому его любили все. Когда он своим необыкновенным низким голосом говорил «лапочка, девочка моя», это туманило женское сознание. У него были красивые руки и настоящая мужская фигура, несмотря на то, что он немного сутулился, впрочем,это придавало ему дополнительного обаяния. Для меня Ален Делон - не мужчина, так, красавчик, а Евгений Александрович - мужчина. Он был опорой всем своим женам. Лилию обеспечивал, потому что она долго ничего не играла, и обеспечивал xopoшо. Заботился о детях и переживал, что они не общаются».

Евгений Евстигнеев и Ирина Цывина поженились. Эта девушка, любящая и преданная, не просто скрасила, а расцветила последние годы жизни Евстигнеева. «Когда они куда-нибудь приходили вместе, - рассказывала режиссер Светлана Ильинская, - появлялось ощущение, будто рядом с ними возникал поток сумасшедшей энергии, заражающий всех вокруг этой любовью. Казалось, что Евстигнеев - ровесник Иры. такой молодостью и задором загорались его глаза. Он шутил, баловался, озорничал и куражился. как двадцатилетний, и заботливая Ира становилась старше рядом с ним -постоянно беспокоилась о его здоровье, запрещала курить, и любимый Евгением Александровичем армянский коньячок был строго ограничен».

«В «Современнике» Женя был, естественно, самым ярким актером, - рассказал Валентин Гафт. -И не только в «Современнике»: равных ему нет в мире. Он мгновенно мог овладеть любым характером. В театре зрители бурно реагировали не только на появление Евстигнеева на сцене. Если он, сидевший в зале где-нибудь в пятом ряду, кашлял, все начинали оглядываться на этот знакомый кашель». Роль Сатина, сыгранную Евстигнеевым в спектакле «На дне», вспоминают до сих пор. «Я несколько десятков спектаклей играл в массовке, - рассказывал Константин Райкин, - и лежал где-то в ногах у Евстигнеева... У меня была возможность наблюдать его в этой роли вблизи. Пытался разглядеть, как это делается. Но при всей крупности игры он обладал такой животной органикой, что, даже находясь рядом, невозможно было увидеть никаких швов».

В 1970 году Олег Ефремов покинул «Современник» и возглавил МХАТ. Евстигнеев последовал за ним - он считал Ефремова своим режиссером. «Однажды, когда мы поехали на гастроли. - рассказывал Станислав Любшин, - он сказал Ефремову: "Олег, если ты куда-то уйдешь - позови меня, я сразу, не думая, пойду за тобой. .." Во МХАТе, которому Евстигнеев отдал почти двадцать лет, он играл во всех постановках Ефремова.

В конце 80-х годов между актером и режиссером произошел странный разговор. «Евгению Александровичу тогда нездоровилось. - вспоминала Ирина Цывина, - снова предынфарктное состояние. Он попросил Олега Николаевича оставить его на год доигрывать только старые спектакли, не репетировать ничего нового, чтобы он мог отдохнуть. Он очень устал, подточила его смерть матери, потом и Лили, а своими переживаниями он ни с кем не делился. Ефремов был удивлен: «У нас же театр, производство; если ты больной - уходи на пенсию».

Я думаю, это было сказано в шутку, но Евгений Александрович действительно пошел оформлять пенсию. Олег Николаевич не ожидал такого, они еще несколько раз разговаривали на эту тему, но Евстигнеев решение принял. Он и в искусстве, и в жизни ценил абсолютную гармонию, на которую у него было обостренное чутье. Качнулись весы человеческих взаимоотношений, совсем немного, но этого оказалось достаточно. Отныне Евстигнеев лишь доигрывал во МХАТе свои прежние роли».

Старость Евстигнеева явно была бы грандиозной, микеланджеловской- Она так и началась. В 1988 году он сыграл роль, о которой все его коллеги говорят восхищенно и растерянно - профессора Филиппа Филипповича Преображенского в «Собачьем сердце».

Способность к перевоплощению была у актера фантастической, но этот фильм превзошел все ожидания. Режиссер картины Владимир Бортко вспоминал, что в самом начале съемок, буквально в первом кадре, из кооперативного магазина с пакетом краковской колбасы вышел... Плейшнер. Бортко крикнул «стоп!»: «Евгений Александрович, профессор так не ходит». На что Евстигнеев ответил: «Не надо мне рассказывать, я уже одного профессора играл». «Но это совсем другой! Это Менделеев!» Актер минуту подумал, зашел в магазин, и, когда дверь его раскрылась, перед съемочной группой предстал не Плейшнер, не Менделеев, а именно профессор Преображенский. Бортко был поражен этой мгновенной метаморфозой.

Евгений Евстигнеев - последние дни

«В фильме «Ночные забавы», картине, вышедшей за месяц до его смерти, мы снимались вместе с Женей, - рассказывал Валентин Гафт. - Я захотел посмотреть, как он будет играть в сцене с Ириной Алферовой. Но Женя тихо сказал: «Не ходи. Понимаешь, я не смогу сегодня сыграть как надо. Там все - через сердце, а я боюсь его перенапрягать, черт возьми». Он считал, что из-за больного сердца не сможет играть в полную силу, и это говорил Евстигнеев! И не хотел, чтобы я это видел, хотя, как всегда, сыграл гениально».

Последним спектаклем Евстигнеева был «Игроки XXI», поставленный Сергеем Юрским. Как только выдавалось свободное время между репетициями «Игроков», Евстигнеев стремился прилечь - было плохо с сердцем. Впрочем, он всю жизнь в театре ли между репетициями, в промежутках между съемками любил растянуться на чем попало - каких-то ящиках, досках или на заранее поставленной для него раскладушке. Как вспоминал Сергей Юрский, «в молодые годы он (Евстигнеев.) в свободные минуты на съемке лежал, прикрывал глаза или глядел в потолок.

Он таскал за собой по экспедициям приемник и часами мог ловить джаз на разных волнах. Он был прекрасным рассказчиком и «показчиком» анекдотов, но, на удивление многим, предпочитал слушать, а не говорить». Евстигнеев был кладезем жизненных впечатлений - жестов, повадок, звуков, взглядов, - и мастерски использовал их в своих ролях. Он добывал эти наблюдения, как прирожденный охотник в джунглях, недаром кто-то сказал о Евстигнееве словами из пьесы «На дне», что он жизнь «ноздрей слышит». Наверное, это обостренное чутье к жизни и привело его к трагедии.

Евгений Евстигнеев - смерть

Первый инфаркт случился у Евстигнеева в 1981 году во время гастролей в Архангельске. После этого сердце постоянно давало о себе знать, и весной 1992 года он решился на операцию. Делать ее должны были в Лондоне, куда Евстигнеев вместе с Ириной улетел 1 марта. Он был полон творческих сил - хотел только «подправить мотор», - и уже к 10 марта собирался выйти на сцену. 5 марта в палату Евстигнеева в госпитале пришел доктор, который стал подробно, с рисунками, рассказывать, как будет проходить хирургическое вмешательство. Евстигнеев выслушал врача, побледнел и... умер. В эту свою последнюю роль - человека со вскрытым сердцем - он, как всегда, вжился до конца.

Когда Евстигнеева не стало, его сын Денис сказал: «Он даже умер талантливо».

Автор биографии: Ирина Кравченко

 4130

понравилась биография? - поделитесь с друзьями!

Комментарии к биографии

Оставить комментарий