Биография, история жизни знаменитых людей - артистов, актеров, писателей, композиторов, и других известных деятелей

Артур Конан Дойл - биография, история жизни: в тени Шерлока Холмса

Артур Конан Дойл
Имя: Артур Конан Дойл (Arthur Conan Doyle)

Дата рождения: 22 мая 1859 года

Дата смерти: 7 июля 1930 года

Возраст: 71 год

Место рождения: Эдинбург, Шотландия

Место смерти: Кроуборо, Суссекс, Великобритания

Деятельность: английский писатель

Семейное положение: был женат




Артур Конан Дойл - биография

Артур Конан Дойл создал Шерлока Холмса - величайшего из всех сыщиков, когда либо существовавших в литературе. А потом всю свою жизнь безуспешно пытался выйти из тени своего героя.

Кто такой для нас Артур Конан Дойл? Автор «Рассказов о Шерлоке Холмсе», конечно. Кто же еще. Современник и коллега Конан Дойла Гилберт Кит Честертон требовал, чтобы Шерлоку Холмсу поставили в Лондоне памятник: «Герой мистера Конан Дойла - это, пожалуй, первый литературный персонаж со времен Диккенса, который вошел в народную жизнь и язык, став в одном ряду с Джоном Буллом». Памятник Шерлоку Холмсу был открыт и в Лондоне, и в швейцарском Майрингене, неподалеку от Рейхенбахского водопада, и даже в Москве.

Сам Артур Конан Дойл вряд ли отнесся к этому с восторгом. Рассказы и повести о сыщике писатель не считал ни лучшими, ни тем более главными своими произведениями в своей литературной биографии. Славой своего героя он тяготился во многом потому, что с человеческой точки зрения Холмс был ему мало симпатичен. Конан Дойл превыше всего ценил в людях благородство. Таким его воспитала мать, ирландка Мэри Фойл, происходившая из очень древнего аристократического рода. Правда, к XIX веку род Фойлов совсем разорился, так что все, что оставалось Мэри, - рассказывать сыну о былой славе и учить его различать гербы семейств, имевших отношение к их семье.

Артур Игнатиус Конан Дойл, родившийся 22 мая 1859 года в семье врачейтв Эдинбурге, в древней столице Шотландии, имел право гордиться аристократическим происхождением и по линии отца, Чарльза Алтамонта Дойла. Правда, к отцу Артур всегда относился скорее с состраданием, чем с гордостью. В биографии он упомянул о жестокости судьбы, которая поместила этого «человека с чувствительной душой в условия, которым ни возраст его, ни натура не готовы были противостоять».

Если же говорить без лирики, то Чарльз Дойл был неудачливым, хотя и - возможно - талантливым художником. Во всяком случае, как иллюстратор он был востребован, но недостаточно, чтобы прокормить стремительно растущую семью и обеспечить своей аристократичной жене и детям достойный уровень жизни. Он страдал из-за неудовлетворенных амбиций и пил, с каждым годом все больше. Старшие братья, преуспевшие в бизнесе, презирали его. Дед Артура, художник-график Джон Дойл, сыну помогал, но этой помощи было мало, к тому же Чарльз Дойл считал унизительным сам факт того, что он нуждается.

С возрастом Чарльз превратился в озлобленного, агрессивного, страдающего приступами неконтролируемой ярости человека, и Мэри Дойл временами боялась за детей настолько, что передала Артура на воспитание в благополучный и богатый дом своей подруги Мэри Бартон. Она часто навещала сына, и две Мэри объединили силы для того, чтобы превратить мальчика в образцового джентльмена. И обе они поощряли Артура в его страсти к чтению.

Правда, романы Майн Рида о приключениях американских переселенцев и индейцев юный Артур Дойл явно предпочитал рыцарским романам Вальтера Скотта, но поскольку читал он быстро и много, просто-таки пожирал книги, то находил время для всех авторов приключенческого жанра. «Я не знаю радости столь полной и самозабвенной, - вспоминал он, - как та, которую испытывает ребенок, урвавший время от уроков и забившийся в угол с книгой, зная, что в ближайший час его никто не потревожит».

Свою первую книгу в своей биографии Артур Конан Дойл написал в возрасте шести лет и сам же проиллюстрировал. Называлась она «Путешественник и тигр». Увы, книга получилась короткой, потому что тигр съел путешественника сразу после встречи. И Артур не нашел способа вернуть героя обратно к жизни. «Очень просто помещать людей в затруднительные положения, но гораздо трудней их из этих положений выпутывать» - это правило он запомнил на всю свою долгую творческую жизнь.

Увы, счастливое детство длилось недолго. В возрасте восьми лет Артура вернули в семью и отправили в школу. «Дома мы вели спартанский образ жизни, - писал он впоследствии, - а в эдинбургской школе, где наше юное существование отравлял размахивающий ремнем учитель старой закалки, было и того хуже. Товарищи мои были грубыми мальчишками, и сам я стал таким же».

Больше всего Артур возненавидел математику. И чаще всего его пороли именно учителя математики -во всех школах, где он учился. Когда в рассказах о Шерлоке Холмсе появился злейший враг великого сыщика - преступный гений Джеймс Мориарти, - Артур сделал злодея не кем-нибудь, а именно профессором математики.

За успехами Артура следили богатые родственники с отцовской стороны. Видя, что эдинбургская школа не приносит мальчику пользы, они отправили его учиться в Стонихерст, дорогое и престижное заведение под эгидой ордена иезуитов. Увы, и в этой школе детей так же подвергали телесным наказаниям. Зато обучение там действительно велось на хорошем уровне, к тому же Артур мог уделять много времени литературе. Появились и первые поклонники его творчества. Одноклассники, с нетерпением ожидавшие новых глав его приключенческих романов, часто решали за юного писателя задачи по математике.

Артур Конан Дойл мечтал стать писателем. Но не верил, что сочинительство может быть прибыльной профессией. Поэтому пришлось выбирать из того, что ему предлагали: богатые родственники отца хотели, чтобы он учился на юриста, мать - чтобы он стал врачом. Артур предпочел выбор матери. Он очень ее любил. И жалел. После того как его отец окончательно утратил рассудок и оказался в лечебнице для душевнобольных, Мэри Дойл пришлось сдавать комнаты для джентльменов и брать столовников - только так она могла прокормить детей.

В октябре 1876-го Артур Дойл был зачислен на первый курс медицинского факультета Эдинбургского университета. Во время учебы Артур познакомился и даже подружился с многими увлеченными писательством юношами. Но самым близким другом, оказавшим на Артура Дойла огромное влияние, стал один из преподавателей -доктор Джозеф Белл. Это был блестящий человек, фантастически наблюдательный, умевший с помощью логики легко вычислить как ложь, так и ошибку.

Дедуктивный метод Шерлока Холмса - это на самом деле метод Белла. Артур обожал доктора и всю жизнь держал его портрет на каминной полке. Спустя много лет после окончания университета, в мае 1892 года, уже будучи знаменитым писателем, Артур Конан Дойл писал другу: «Дорогой мой Белл, именно Вам я обязан своим Шерлоком Холмсом, и хотя у меня есть возможность представлять его во всевозможных драматических обстоятельствах, я сомневаюсь, что его аналитические способности превосходят Ваши умения, которые я имел возможность наблюдать. На основе Вашей дедукции, наблюдательности и логических выводов я постарался создать персонажа, который доведет их до максимума, и я очень рад, что Вы остались довольны результатом, ведь Вы имеете право быть самым строгим из критиков».

К сожалению, во время обучения в университете у Артура не оставалось возможностей для сочинительства. Ему постоянно приходилось подрабатывать, чтобы помогать матери и сестрам, - то аптекарем, то ассистентом доктора. Нужда обычно ожесточает людей, но в случае с Артуром Дойлом рыцарская природа всегда побеждала.

Родные вспоминали, как однажды к нему пришел сосед, герр Глейвитц, ученый с европейской известностью, вынужденный покинуть Германию по политическим мотивам и теперь отчаянно бедствовавший. В тот день у него заболела жена, и он в отчаянии просил знакомых дать ему денег в долг. У Артура тоже не было наличных, но он немедленно достал из кармана часы с цепочкой и предложил заложить их. Он просто не мог оставить человека в беде. Для него это было единственным возможным в той ситуации поступком.

Первая публикация, которая принесла ему гонорар - целых три гинеи, состоялась в 1879 году, когда он продал рассказ «Тайна Сэсасской долины» в Chamber's Journal. Хотя начинающего автора огорчило, что рассказ вышел сильно сокращенным, он написал еще несколько и разослал по разным журналам. Собственно, так и началась творческая биография писателя Артура Конан Дойла, хотя на тот момент свое будущее он видел связанным исключительно с медициной.

Весной 1880 года Артур получил в университете разрешение пройти практику на китобойном судне «Надежда», которое отправилось к берегам Гренландии. Платили не много, но другой возможности устроиться в будущем по специальности не было: чтобы получить место врача в больнице, нужна была протекция, чтобы открыть частную практику - деньги. После окончания университета Артуру предложили должность корабельного врача на пароходе «Маюмба», и он с радостью согласился.

Но насколько очаровала его Арктика, настолько же отвратительной показалась Африка. Чего ему только не пришлось пережить во время плавания! «У меня все благополучно, но я переболел африканской лихорадкой, меня чуть не проглотила акула, а в довершение всего на «Маюмбе» случился пожар на пути между островом Мадейра и Англией», - писал он матери из очередного порта.

Вернувшись домой, Дойл с разрешения семьи потратил все свое корабельное жалованье на то, чтобы открыть врачебный кабинет. Это стоило 40 фунтов годовых. Пациенты неохотно шли к малоизвестному доктору. Артур поневоле посвящал много времени литературе. Рассказы оа писал один за другим, и, казалось бы, тут-то и следовало опомниться и позабыть про медицину... Но мать мечтала видеть его врачом. А пациенты со временем полюбили деликатного и внимательного доктора Дойла.

Ранней весной 1885 года друг и сосед Артура, доктор Пайк, пригласил доктора Дойла дать консультацию по поводу болезни пятнадцатилетнего Джека Хокинса: подросток перенес менингит и теперь по нескольку раз в сутки у него случались ужасающие припадки. Жил Джек вместе с матерью-вдовой и 27-летней сестрой на съемной квартире, хозяин которой требовал немедленно освободить жилье, потому что Джек беспокоил соседей. Ситуация усугублялась тем, чтс больной был безнадежен: вряд ли он протянул бы даже несколько недель... Доктор Пайк просто не решался сам сказать об этом убитым горем женщинам и хотел переложить тяжесть последнего объяснения на молодого коллегу.

Но он был просто потрясен тем невероятным решением, которое принял Артур. Познакомившись с матерью пациента и с его сестрой, нежной и ранимой Луизой, Артур Конан Дойл проникся таким состраданием к их горю, что предложил перевезти Джека в свою квартиру, чтобы мальчик находился под постоянным врачебным присмотром. Артуру это стоило нескольких бессонных ночей, после которых днем приходилось работать. И что совсем плохо - когда Джек скончался, все видели, как из дома Дойла выносят гроб.

О молодом докторе поползли нехорошие слухи, но Дойл, похоже, ничего не замечал: горячая благодарность сестры мальчика переросла в пылкую любовь. У Артура уже было несколько неудачных коротких романов, но еще ни одна девушка не казалась ему настолько близкой к идеалу прекрасной дамы из рыцарского романа, как эта трепетная барышня, которая решилась обручиться с ним уже в апреле 1885 года, не дожидаясь окончания срока траура по брату.

Пусть Туи, как называл жену Артур, и не была яркой личностью, зато обеспечить мужу домашний уют и полностью избавить его от бытовых проблем она сумела. У Дойла неожиданно освободилось огромное количество времени, которое он тратил на сочинительство. Чем больше он писал - тем лучше получалось. В 1887 году вышел его первый рассказ о Шерлоке Холмсе - «Этюд в багровых тонах», сразу же принесший автору настоящий успех. Тогда Артур был счастлив...

Свой успех он объяснял тем, что, благодаря выгодному договору с журналом, Дойл, наконец, перестал нуждаться в деньгах и мог писать только те рассказы, которые были интересны ему самому. Но сочинять только о Шерлоке Холмсе он совсем не собирался. Ему хотелось писать серьезные исторические романы, и он создавал их - один за другим, но они никогда не имели такого читательского успеха, как истории про гениального сыщика... Читатели требовали от него Холмса и только Холмса.

Рассказ «Скандал в Богемии», в котором Дойл по просьбе читателей рассказал о любви Холмса, оказался последней каплей - история получилась вымученной. Своему учителю Беллу Артур Писал откровенно: «Холмс холоден, как аналитическая машина Бэббиджа, и имеет такие же шансы обрести любовь». Артур Конан Дойл задумал бить своего героя, пока герой не уничтожил его самого. В первый раз он упомянул об этом в письме к матери: «Я подумываю о том, чтобы, в конце концов, прикончить Холмса и отделаться от него, потому что он отвлекает меня от более стоящих дел». На это матушка ответила: «Ты не можешь! Ты не смеешь! Ни в коем случае!»

И все же Артур сделал это, написав рассказ «Последнее дело Холмса». После того как Шерлок Холмс, сцепившись с финальной схватке с профессором Мориарти, упал в Рейхенбахский водопад, вся Англия погрузилась в скорбь. «Вы негодяй!» - так начинались многие письма Дойлу. Тем не менее Артур чувствовал облегчение - он перестал быть, как называли его читатели, «литературным агентом Шерлока Холмса».

Вскоре Туи родила ему дочку Мэри, потом - сына Кингсли. Роды давались ей тяжело, но, как истинная викторианская дама, она скрывала от мужа свои муки, сколько могла. Он же, увлеченный творчеством и общением с друзьями-писателями, не сразу заметил, что с его кроткой женой что-то не в порядке. А когда заметил - едва не сгорел со стыда: он, доктор, не видел очевидного - прогрессирующего туберкулеза легких и костей у собственной жены. Артур бросил все на то, чтобы помочь Туи. Увез ее на два года в Альпы, где Туи настолько окрепла, что появилась надежда на ее выздоровление. Супруги вернулись в Англию, где Артур Конан Дойл...влюбился в юную Джин Леки.

Казалось бы, его душа уже подернулась снежной пеленой возраста, однако из-под снега пробился первоцвет - этот поэтический образ вместе с подснежником Артур преподнес прелестной юной Джин Леки через год после их первой встречи, 15 марта 1898 года.

Джин была очень красива: современники утверждали, что ни одна фотография не передавала прелести ее тонко прорисованного лица, больших зеленых глаз, одновременно проницательных и печальных... У нее были роскошные волнистые темно-русые волосы и лебединая шея, плавно переходящая в покатые плечи: Конан Дойл с ума сходил от красоты ее шеи, но много лет не решался ее поцеловать.

В Джин Артур нашел и те качества, которых ему не хватало в Туи: острый ум, любовь к чтению, образованность, умение поддержать беседу. Джин была страстной натурой, но довольно замкнутой. Больше всего она боялась сплетен... И ради нее, как и ради Туи, Артур Конан Дойл предпочитал не говорить о своей новой любви даже с самыми близкими, туманно объясняя: «Есть чувства слишком личные, слишком глубокие, чтобы их можно было выразить словами».

В декабре 1899 года, когда началась Англо-бурская война, Артур Конан Дойл внезапно решил отправиться на фронт добровольцем. Биографы полагают, что таким образом он пытался заставить себя забыть Джин. Медицинская комиссия отклонила его кандидатуру - из-за возраста и здоровья, но никто не смог ему помешать поехать на фронт в качестве военного врача. Однако забыть о Джин Леки не получилось. Пьер Нортон, французский исследователь жизни и творчества Артура Конан Дойла, так писал о его отношениях с Джин:

« Почти десять лет она была его мистической женой, а он - ее верным рыцарем и ее героем. За эти годы между ними возникло эмоциональное напряжение, болезненное, но вместе с тем ставшее испытанием рыцарского духа Артура Конан Дойла. Как никто другой из его современников, он годился на эту роль и, возможно, даже желал ее... Физическая связь с Джин стала бы для него не только предательством жены, но и непоправимым унижением. Он бы пал в своих же глазах, и его жизнь превратилась бы в грязную интрижку».

Артур сразу же сказал Джин, что развод в его обстоятельствах невозможен, ведь поводом для развода могла бы стать измена жены, но уж точно не охлаждение чувств. Хотя, возможно, втайне об этом помышлял. Он писал: «Семья не является основой общественной жизни. Основой общественной жизни является семья счастливая. Но с нашими устаревшими правилами развода как раз счастливых семей и не бывает». Впоследствии Конан Дойл стал активным участником Союза по реформе бракоразводных законов. Правда, защищал он интересы не мужей, а жен, настаивая на том, чтобы при разводе женщины получили равные с мужчинами права.

Тем не менее Артур смирился с судьбой и хранил супружескую верность до конца жизни Туи. Он боролся со своей страстью к Джин и с желанием изменить Туи и гордился каждой очередной победой: «Я изо всех сил сражаюсь с силами тьмы и побеждаю».

Однако он представил Джин своей матери, которой до сих пор доверял во всем, и миссис Дойл не только одобрила его подругу, но даже предложила составлять им компанию во время их совместных поездок в сельскую местность: в компании пожилой матроны леди и джентльмен могли проводить время, не нарушая правил приличия. Джин так полюбилась миссис Дойл, которая сама хлебнула горя с больным супругом, что Мэри поддарила мисс Леки фамильную драгоценность -браслет, принадлежавший ее любимой сестре, вскоре с Джин подружилась сестра Артура, Лотти. Даже теща Конан Дойла была знакома с Джин и не противилась ее отношениям с Артуром, посльку все еще была благодарна ему за доброту, проявленную к умирающему Джеку, и понимала, что любой другой мужчина на его месте вел бы себя вовсе не так благородно, и уж точно не стал бы щадить чувства больной жены.

В введении оставалась только Туи. «Она все так же дорога мне, но теперь часть моей жизни, прежде свободная, оказалась занята, писал Артур матери. - Я не чувствую к Туи ничего, кроме уважения и приязни. За всю нашу семейную жизнь мы ни разу не поссорились, и впредь я также не намерен причинять ей боль».

В отличие от Туи Джин интересовалась творчества Артура, обсуждала с ним сюжеты и даже написала несколько абзацев в его рассказе. В письме матери Конан Дойл признавался, что сюжет «Пустого дома» ему подсказала Джин. Этот рассказ вошел в сборник, в котором Дойл «реанимировал» Холмса после его «гибели» в Рейхенбахском водопаде.

Артур Конан Дойл держался долго: почти восемь лет читатели ждали новой встречи с полюбившимся героем. Возвращение Холмса произвело эффект разорвавшейся бомбы. По всей Англии только и говорили, что о великом сыщике. Поползли слухи о возможном прототипе Холмса. Одним из первых о прообразе догадался Роберт Льюис Стивенсон. «Уж не мой ли это старый приятель Джо Белл?» - вопрошал он в письме к Артуру. Вскоре в Эдинбург потянулись журналисты. Конан Дойл на всякий случай предупредил Белла, что теперь его «будут донимать своими безумными письмами поклонники, которым потребуется его помощь в спасении незамужних тетушек с заколоченных чердаков, где их заперли злодеи-соседи».

К первым интервью Белл отнесся со спокойным юмором, хотя впоследствии журналисты стали ему досаждать. После смерти Белла его знакомая Джесси Саксби возмущалась: «Этот ловкий, бесчувственный охотник на людей, который с упрямством гончей выслеживает преступников, мало чем напоминал доброго доктора, всегда жалевшего грешников и готового им помочь». Этого же мнения придерживалась дочь Белла, заявляя: «Мой отец совсем не был похож на Шерлока Холмса. Детектив был черствым и суровым, а мой отец - добрым и нежным».

Действительно, своими привычками и поведением Белл ничуть не напоминал Шерлока Холмса, он держал свои вещи ь порядке и не принимал наркотики... Но внешне высокий, с орлиным носом и изящными чертами лица Белл был похож на великого детектива. Кроме того, поклонникам Артура Конан Дойла попросту хотелось, чтобы Шерлок Холмс существовал на самом деле. «Многие читатели считают Шерлока Холмса реальным лицом, судя по адресованным ему письмам, которые приходят ко мне с просьбой передать их Холмсу.

Ватсон тоже получает немало писем, в которых читатели просят у него адрес или автограф его блистательного друга, - с горькой иронией писал Артур Джозефу Беллу. -Когда Холмс отошел от дел, несколько пожилых особ вызвались помогать ему по хозяйству, а одна даже уверила меня, что отлично разбирается в пчеловодстве и может «отделить матку от роя». Многие также предлагают Холмсу расследовать какую-нибудь семейную тайну. Даже я сам получил приглашение в Польшу, где мне будет назначен такой гонорар, какой я только пожелаю. Поразмыслив, я пожелал остаться дома».

Однако несколько дел Артур Конан Дойл все же раскрыл. Самым известным из них стало дело индийца Джорджа Эдалджи, который проживал вместе с семьей в деревне Грейт-Уирли. Деревенским жителям не по душе пришелся заморский гость, и беднягу забрасывали анонимными письмами с угрозами. А когда в округе произошла серия загадочных преступлений - кто-то наносил глубокие порезы коровам, - подозрение в первую очередь пало на чужака. Эдалджи обвинили не только в издевательстве над животными, но и в том, что он якобы сам себе писал письма. Приговор - семь лет каторжных работ. Но осужденный не пал духом и добился пересмотра дела, так что на свободу вышел уже через три года.

Чтобы обелить свою репутацию, Эдалджи обратился к Артуру Конан Дойлу. Еще бы, ведь его Шерлок Холмс решал дела посложнее. Конан Дойл с энтузиазмом взялся за расследование. Обратив внимание на то, как близко Эдалджи подносит газету к глазам при чтении, Конан Дойл пришел к выводу, что он слабовидящий. А как, в таком случае, он мог бегать по полям ночью и резать коров ножом, тем более что поля охраняли сторожа? Бурые пятна на его бритве оказались не кровью, а ржавчиной. Эксперт-графолог, нанятый Конан Дойлом, доказал, что анонимки на Эдалджи были написаны другим почерком. Свои открытия Конан Дойл описал в серии газетных статей, и вскоре с Эдалджи были сняты все подозрения.

Впрочем, и участие в расследованиях, и попытки баллотироваться на местных выборах в Эдинбурге, и увлечение культуризмом, которое закончилось сердечным приступом, и автомобильные гонки, полеты на воздушных шарах и даже на первых самолетах - все это было лишь способом уйти от реальности: медленное умирание жены, тайный роман с Джин - все это его тяготило. И тогда Артур Конан Дойл открыл для себя спиритизм.

Сверхъестественным Артур увлекался еще в молодости: он состоял в Британском обществе пси-шческих исследований, изучавшем паранормальные явления. Тем не менее к общению с духами он тоначалу относился скептически: «Я буду рад получить просветление из любого источника, я возлагаю мало надежд на духов, что говорят через медиумов. На моей памяти они только чушь несли». Впрочем, знакомый спирит Альфред Дрейсон объяснил, что в ином мире, как и в мире человеческом, найдется немало дураков - должны же они куда-то деваться после смерти.

Удивительно, но увлечение спиритизмом вернуло Дойла в церковь, в которой он разочаровался еще в годы учебы в заведении иезуитов. Конан Дойл вспоминал: «У меня не осталось уважения к Ветхому Завету, а также уверенности в том, что церкви так уж необходимы... Я желаю умереть, как жил, без вмешательства священнослужителей и в состоянии того самого покоя, которое проистекает из честных поступков в соответствии с жизненными принципами».

Тем сильнее Конан Дойла потрясла встреча с духом молоденькой девушки, скончавшейся в Мельбурне. Дух поведал ему, что обитает в мире, состоящем сплошь из света и смеха, где нет ни богатых, ни бедняков. Обитатели этого мира не испытывают физической боли, хотя могут испытывать тревогу и тоску. Впрочем, печаль они отгоняют путем духовных и интеллектуальных занятий - например, музыки. Картина вырисовывалась утешительная.

Постепенно спиритизм стал центром вселенной писателя: «Я понял, что дарованное мне знание предназначено не только для моего утешения, но что Бог дал мне возможность сообщить миру то, что ему так необходимо услышать».

Раз утвердившись в своих взглядах, Артур Конан Дойл со свойственным ему упрямством придерживался их до самого конца: «Внезапно я увидел, что та тема, с которой я так долго заигрывал, - это не просто изучение какой-то силы, лежащей за пределами науки, но нечто великое и способное разрушить стены между мирами, неоспоримое послание извне, дарующее надежду и путеводный свет человечеству».

4 июля 1906 года Артур Конан Дойл овдовел. Туи скончалась у него на руках. Несколько месяцев после ее смерти он находился в состоянии крайней подавленности: его мучил стыд за то, что в последние годы он словно бы ждал избавления от своей жены. Но первая же встреча с Джин Леки вернула ему надежду на счастье. Выждав положенный срок траура, они обвенчались 18 сентября 1907 года.

Джин и Артур действительно жили очень счастливо. Об этом говорили все, кто был с ними знаком. Джин родила двоих сыновей - Дениса и Адриана, и дочку, которую назвали в ее честь - Джин-младшая. Артур, казалось, обрел второе дыхание в литературе. Джин-младшая рассказывала: «За обедом отец часто провозглашал, что с утра пораньше к нему пришла идея и все это время он над ней работал. Затем он зачитывал нам черновик и просил нас покритиковать рассказ. Мы с братьями редко выступали в роли критиков, зато мама довольно часто давала ему советы, и он всегда им следовал».

Любовь Джин помогла Артуру перенести утраты, которые семья понесла в Первую мировую войну: на фронте погибли сын Дойла Кингсли, его младший брат, двое двоюродных братьев и два племянника. Утешение он продолжал черпать в спиритизме - вызывал призрак сына. Дух покойной жены он не вызывал никогда...

В 1930 году Артур тяжело заболел. Но 15 марта - он никогда не забывал об этом дне, когда он впервые встретил Джин - Дойл встал с постели и вышел в сад, чтобы принести для своей любимой подснежник. Там, в саду, Дойла и обнаружили: обездвиженного инсультом, но сжимающего в руках любимый цветок Джин. Скончался Артур Конан Дойл 7 июля 1930 года, в окружении всей своей семьи. Последние слова, которые он произнес, были обращены к жене: «Ты самая лучшая...»

Автор биографии: Елена Прокофьева

 488

понравилась биография? - поделитесь с друзьями!

Комментарии к биографии

Оставить комментарий