Биография, история жизни знаменитых людей - артистов, актеров, писателей, композиторов, и других известных деятелей

Питер Пауль Рубенс - биография, жизнь и творчество художника: властелин империи красок

Питер Пауль Рубенс
Имя: Питер Рубенс (Peter Rubens)

Дата рождения: 28 июня 1577 года

Дата смерти: 30 мая 1640

Возраст: 62 года

Место рождения: Зиген, Дания

Место смерти: Антверпен, Бельгия

Деятельность: великий живописец

Семейное положение: был женат на Елене Фоурмен




Питер Пауль Рубенс - биография

Всей своей жизнью Питер Пауль Рубенс опроверг расхожее мнение о бедных художниках. Он был обласкан королями, знаменит, богат, и, как ему казалось, любим. К счастью он не узнал, что его жена и муза была о его творчестве невысокого мнения.

Потомки называли Рубенса ремесленником, а его бесчисленные картины - «мясной лавкой». На картинах Питера Пауля действительно царит плоть. Могучие телеса мужчин, белотелая пухлость женщин. Даже ангелочки так раскормлены, что с трудом летают. А свободное от этого телесного изобилия пространство щедро заполнено парчой, атласом, сверкающими латами и богатой мебелью.

Таковы были представления о счастье купеческой Фландрии, плотью от плоти которой был Рубенс. Таким, полнокровным, цветущим и был этот край, пока в XVI веке Испания, под властью которой находились Нидерланды, не начала искоренять народившееся здесь протестантство. В ответ северные провинции Нидерландов подняли восстание во главе с принцем Вильгельмом Оранским.

Городской судья Антверпена Ян Рубенс, формально служа королю Филиппу Испанскому, втайне помогал принцу Вильгельму. В 1568 году это раскрылось. Под угрозой смерти Яну с женой Марией Пейпелинкс и четырьмя детьми пришлось бежать в Германию. В изгнании родилось еще трое малышей, включая Питера Пауля, который появился на свет в июле 1577 года.

Начало его жизненной биографии было не очень-то счастливой -на чужбине его отец, мужчина видный и весьма галантный, закрутил роман с женой принца Оранского Анной. Узнав об этом, Вильгельм поступил гуманно - жену оставил при себе, а соратника не казнил, а всего лишь отнял у него все имущество и отослал его с семьей в свою немецкую вотчину - городок Зиген. Чтобы прокормить детей, Мария выращивала овощи и продавала их на рынке.

В 1587 году Ян умер от лихорадки, и его вдова с детьми вернулась в Антверпен, где установился относительный порядок. Правда, былое процветание города ушло в прошлое -забыв о кровном родстве, голландские купцы перекрыли своим конкурентам из Антверпена и Гента выход к морю. Подросшим детям Яна Рубенса пришлось забыть о торговле, которой занимались поколения их предков, и подыскивать другие профессии. Дочери вышли замуж, средний сын Филипп стал философом и юристом, старший, Ян Баптист, избрал карьеру художника.

К тому времени Италия перестала безраздельно царить в искусстве - маленькие Нидерланды почти сравнялись с ней благодаря одному удивительному открытию. Долгое время художники рисовали темперой, основой которой был быстро сохнущий яичный желток. Братья-фламандцы ван Эйки первыми начали применять в качестве основы для красок льняное масло. Масляные краски были ярче и сохли медленнее, что позволяло мастеру работать без спешки. К тому же художник мог накладывать красочные слои один на другой, добиваясь удивительного эффекта глубины. Европейские монархи с удовольствием заказывали картины фламандским мастерам.

В 15 лет Питер Пауль твердо заявил матери, что по примеру старшего брата будет художником. Первым учителем в биографии Питера Пауля Рубенса стал дальний родственник его матери, Тобиас Верхахт. От него он вскоре перешел в мастерскую к Адаму ван Норту, а потом - к самому известному амстердамскому жиэописцу того времени Отто ван Вену. Если первый наставник всего лишь научил юношу правильно держать кисть, то второй внушил ему любовь и интерес к родной Фландрии с ее жизнелюбием и грубоватыми сельскими развлечениями.

Роль третьего оказалась еще больше -он познакомил Питера Пауля с античной культурой, знание которой требовалось тогда не только художнику, но и любому образованному человеку. Он же первым обратил внимание на талант Рубенса и его исключительное трудолюбие. Вениус учился в Италии и теперь решил отправить туда своего лучшего ученика.

Деньги для поездки Питера Пауэла его матери пришлось занимать у родственников, которые не одобряли намерений младшего Рубенса. Во Фландрии того времени художников было больше, чем булочников. К тому же в Италии уже учился живописи его брат Ян Баптист, который вскоре умер, так и не сыскав себе славы. Питера Пауля ждала иная судьба.

В Италию Питер Пауль Рубенс прибыл в возрасте 23-х лет и пробыл там до 31 года. Ему необыкновенно повезло: едва приехав в страну, он сделался придворным художником герцога Мантуи Винченцо Гонзага, щедрого мецената. Герцог отличался весьма своеобразным художественным вкусом. Он не любил современную живопись и заказывал Рубенсу в основном копии шедевров античности и Возрождения. И это тоже можно считать везением - в то время художники в Италии попали «под колпак» церкви, искавшей в их творениях ересь.

Самому Микеланджело пришлось прикрыть одеждой ряд фигур Сикстинской капеллы, а с живописцем из вольнодумных Нидерландов инквизиция и вовсе не стала бы церемониться. Копирование спасало Рубенса от подозрений; к тому же он за счет герцога, посылавшего молодого художника в разные города, познакомился с живописными сокровищами Венеции, Флоренции. Рима и даже Мадрида. При этом Питер Пауль вел исключительно благонравный образ жизни. Во всяком случае, он, в отличие от многих фламандских живописцев, учившихся в Италии, ни разу не попадал в тюрьму. Тогда как его коллеги частенько подвергались наказанию за пьяные дебоши.

В 1608 году Рубенс узнал, что его любимая мать тяжело больна. Он спешно вернулся в Антверпен, но в живых мать не застал. Питер Пауль настолько тяжело переживал утрату, что отказался возвращаться к герцогу Гонзага -он решил оставить живопись и уйти в монастырь. Но жизнь распорядилась иначе. Узнав о возвращении художника из Италии, состоятельные жители Антверпена начали наперебой заказывать ему картины. Среди заказчиков были даже эрцгерцог Альберт и его супруга Изабелла, которых король Филипп II назначил правителями Нидерландов.

Они предложили Рубенсу место придворного живописца и огромное жалованье -15 тысяч гульденов в год. Но для этого художнику нужно было переехать в Брюссель, где находилась резиденция эрцгерцога. Рубенс, не желая вновь ограничивать себя рамками придворной живописи, проявил чудеса дипломатии, чтобы получить должность, но остаться в Антверпене. Его талант, помноженный на трудолюбие, позволял ему легко выполнять многочисленные заказы эрцгерцога и одновременно работать на магистрат Антверпена и расписывать соборы близлежащего Гента.

О трудолюбии Рубенса ходили легенды. Побывавшие в его мастерской рассказывали, что художник одновременно работал над несколькими картинами, при этом охотно беседовал с посетителями, диктовал секретарю письма и обсуждал домашние дела с женой. В жены он взял 18-летнюю Изабеллу Брант, дочь богатого судейского чиновника. Женившись по расчету, Рубенс долгое время относился к своей супруге весьма сдержанно. Изабелла же души в нем не чаяла и 17 лет незаметно окружала мужа уютом и заботой, успев при этом родить и воспитать троих детей.

Хотя какая уж тут незаметность, если Изабелла Брант, которая охотно позировала художнику, навсегда вошла в историю искусства под именем «рубенсовской женщины» - полной, широкобедрой. Впрочем, такими были все женщины на картинах Рубенса. Похоже, художник нарочито утрировал эти черты - в соответствии с канонами женской красоты своего времени. Известно, что, работая над портретами, он писал с натуры только лица, а тело дорисовывал по памяти. При этом тела у Рубенса получались настолько живыми и естественными, что разнесся слух - он подмешивает к своим краскам настоящую кровь.

Стиль Рубенса оказался настолько востребованным, что вскоре художник уже не справляйся с заказами в одиночку, и ему пришлось набирать себе помощников. От желающих работать у популярного мастера не было отбоя: «Я до такой степени осажден просьбами со всех сторон, - писал Рубенс, -что многие юноши готовы подолгу ждать у других мастеров, чтобы я принял их к себе... Я был принужден отклонить более ста кандидатов...»

В построенном по собственному проекту Рубенса роскошном особняке на антверпенской набережной Ваппер художник оборудовал на первом этаже просторную мастерскую. в которой работали десятки учеников. Они четко делились по категориям. Младшие ученики грунтовали холсты и готовили краски, более опытные рисовали декор и детали пейзажа, а самым талантливым хозяин доверял изображение людей.

Среди помощников Рубенса были и подлинные гении живописи, такие как Якоб Йордане и Франс Снейдерс. То, что они большую часть жизни были в тени Рубенса, их вполне устраивало. Рубенс обеспечивал их заказами и не скупился в оплате. Строптивость проявил только один ученик мэтра - юный Антонис Ван Дейк, единственный, кто мог талантом поспорить с Рубенсом. После бурной ссоры он покинул учителя, за что был лишен заказов и вынужден был уехать в Англию.

С годами «фабрика живописи» на набережной Ваппер заработала настолько отлаженно, что Рубенс порой лишь делал набросок будущей картины, а в конце проходился по ней рукой мастера и ставил свою подпись. Другие художники того времени за свою карьеру создавали в лучшем случае сотню полотен. Подпись Рубенса же стоит на полутора тысячах картин.

К тому времени, когда Рубенсу уже перевалило за сорок, за ним прочно закрепилось прозвище «властелин империи красок». Его тогдашний образ жизни описал в мемуарах племянник художника: «Он поднимался в четыре утра, взяв за правило начинать день с посещения мессы, если только его не терзал приступ подагры; затем он принимался за работу, усадив возле себя слугу, который читал ему вслух какую-нибудь хорошую книгу, чаще всего Плутарха, Тита Ливия или Сенеку... Работал он до пяти часов вечера, а потом седлал коня и отправлялся на прогулку по городу, либо находил другое занятие, которое приносило отдохновение от забот.

По возвращении его обычно уже дожидались несколько друзей, с которыми он ужинал. Он терпеть не мог обжорства и пьянства, равно как и азартных игр». Тем не менее у художника была слабость, на которую он не жалел денег: он собирал произведения античного искусства. Первые экспонаты своей коллекции он привез из Италии. В доме он отвел для коллекции особую полукруглую башню, которая со временем заполнилась сотнями картин и скульптур. Были в этой коллекции и работы самого Рубенса, которые он пожелал оставить у себя.

Среди них - знаменитая «Беседка, увитая цветущей жимолостью», его автопортрет с Изабеллой Брант. Художник смело омолодил себя, изобразив крепкого мужчину с вьющимися кудрями и рыжеватой бородкой - Рубенс рано начал лысеть, чего стеснялся. На людях он никогда не снимал свою широкополую испанскую шляпу.

Конечно, большинство его картин находило себе место во дворцах, ратушах и соборах. Но не все они вызывали единодушный восторг у современников. Сразу после написания картины «Снятие со креста» для Антверпенского собора недоброжелатели назвали ее богохульной. Похоже, жизнелюбец Рубенс просто не мог извлечь из созерцания смерти чего-либо позитивного. Мученичество святых, адские страдания грешников -все это решительно не привлекало его. Зато никто лучше его не создавал картины на темы пышных праздников и деяний монархов.

По этой причине именно о нем вспомнила французская королева Мария Медичи, пожелавшая украсить свой дворец 21 аллегорической картиной по случаю своего примирения с сыном, Людовиком XIII. Год, проведенный за работой в Париже, настроил художника против французов: «Они ужасные сплетники и самые злоязычные люди на свете». Рубенса возмутило, что французские художники за его спиной шептались о том, что изображенные им фигуры якобы выглядят неестественно, ноги у них слишком короткие и вдобавок кривые.

Единственное яркое впечатление, оставшееся у Рубенса от Парижа, было связано с тем, что там он познакомился с британским послом герцогом Бекингемом. Гёрцог заказал Рубенсу свой портрет и в долгих разговорах с художником побудил его попробовать себя на новом поприще - дипломатии. Рубенс, который был знаком с королевскими особами почти всей Европы, с азартом взялся за новое для себя дело, не оставляя при этом и занятий живописью.

В то время Европа бурлила - протестанты воевали с католиками, Голландия и союзная ей Англия стремились отнять у Испании южную часть Нидерландов, втянув испанцев в войну с Францией. Испания же, в свою очередь, пыталась помириться с Францией и вместе с ней выступить против англичан. В гуще этих интриг и оказался в 1625 году Рубенс. С его помощью герцог Бекингем и его доверенное лицо авантюрист Балтазар Жербье начали тайные переговоры с Мадридом. В качестве посредника они использовали покровительницу Рубенса -инфанту Изабеллу. Художник настолько увлекся политикой, что даже на похороны своей жены Изабеллы Брант, умершей от чумы, приехал из Мадрида всего на один день.

Пять лет Рубенс был - или казался - достаточно заметной фигурой на шахматной доске европейской политики. Служа разным силам, он вел свою игру, направленную на то, чтобы прекратить войну в его родной Фландрии. Для этого требовалось примирить Англию с Испанией, чему была посвящена львиная доля усилий Рубенса. В ход шло все - тайные визиты, шифрованные письма, покупка секретных сведений. Рубенсу пришлось бороться с самим кардиналом Ришелье, поклявшимся не допустить англо-испанского сближения.

Курсируя между Лондоном и Мадридом, Рубенс сумел добиться заключения в 1630 году мира между двумя странами. За это испанцы пожаловали ему крупную сумму, а английский король Карл I произвел его в рыцари. Но успех оказался эфемерным: когда художник попытался поучаствовать в испано-нидерландских переговорах, испанский посланник герцог Арсхот выставил его за дверь, заявив: «Нам не нужны живописцы, которые суются не в свое дело». Вскоре умерла инфанта Изабелла, что лишило Рубенса главной покровительницы и возможности влиять на политику. Ему так и не удалось остановить войну, разорявшую его родину.

Рубенс, которому было уже за пятьдесят, вернулся в Антверпен, где его ждала молодая жена Елена Фоурмен. На 16-летней дочери придворного обойщика он женился в конце 1630 года. Елена родила ему пятерых детей и стала музой десятков картин, где нагота изображалась с невиданным для того времени откровением. Она была Дианой, Венерой, Еленой Троянской - и самой собой, играющей с детьми или выходящей из купальни в шубке, кокетливо накинутой на голое тело.

В отличие от спокойных отношений с первой женой на сей раз художник был не на шутку влюблен. И немудрено: Елена считалась первой красавицей Фландрии, что признавал даже новый наместник страны кардинал-инфант Фердинанд. Но искусство не обманешь -на всех картинах глаза Елены холодны, а выражение лица недовольное.

В письме к другу Рубенс писал: «Я взял молодую жену, дочь честных горожан, хотя меня со всех сторон старались убедить сделать выбор при дворе, но я испугался этого бедствия знатности и особенно надменности... Я хотел иметь жену, которая бы не краснела, видя, что я берусь за кисти...» Елена, тем не менее, краснела. Ей, добропорядочной мещанке, не нравилось, что супруг рисует ее обнаженной, да еще и хвастается этими картинами перед свои гостями.

Елена Фоурмен - супруга Питера Пауля Рубенса

В последние годы жизни Рубенс действительно изменил прежней умеренности, будто спеша наверстать упущенное.

Редкий день в его замке Стеен, который он приобрел в 1635 году, обходился без шумных пирушек. Посиделки продолжались до ночи, а потом гости отправлялись гулять по набережной, либо, как свидетельствовал один из друзей художника, «ехали на модное гулянье, именуемое паломничеством Венеры. Порой пели и танцевали до глубокой ночи, а потом предавались любви в таких видах, что об этом нельзя и рассказать».

Сам Рубенс если и не участвовал в таких увеселениях, то всячески побуждал к ним. Несмотря на артрит и приступы подагры, он был весьма крепок и по-прежнему много работал, отказавшись от любой помощи учеников. Похоже. Рубенс осознал, что на пороге вечности значение имеет только то, что создано своими руками...

В апреле 1640 года внезапная слабость заставила Питера Пауля слечь в постель. 30 мая он умер, держа за руки беременную супругу Елену и старшего сына от первого брака Альберта.

После его смерти Елена поспешила скупить картины Рубенса, на которых она была изображена обнаженной. Прожив десять лет с великим художником, она так и не поняла, чем восхищались поклонники его творчества. И неудивительно - многие в Нидерландах считали, что Рубенс «утопил живую душу Фландрии в сале». Лишь через сто лет, когда в стремительно меняющейся Европе повсеместно утвердилось барокко, его философия и стиль, стало ясно, что гений Рубенса предвосхитил новую эпоху.

Автор биографии: Вадим Эрлихман

 739

понравилась биография? - поделитесь с друзьями!

Комментарии к биографии

Оставить комментарий