Биография, история жизни знаменитых людей - артистов, актеров, писателей, композиторов, и других известных деятелей

Стивен Сигал - путь самурая

Стивен Сигал

Весь этот маскарад Ариссу доконал окончательно: неделями в доме гостят тибетские монахи, на втором этаже все время идут заунывные службы. Ламы монотонными голосами читают молитвы, а король голливудских боевиков — видели бы Стивена Сигала в этот момент поклонники! — как заводной болванчик, то и дело падает ниц перед бронзовым Буддой.

И все это происходит в доме, где три соседние комнаты увешаны все возможным холодным оружием, а подвал забит таким количеством винтовок и пистолетов, что ими кажется, можно вооружить целую армию. Коллекция смертоносных «игрушек» — предмет особой гордости хозяина, и он норовит показать свои сокровища каждому, кто бы к нему ни заглянул Вот только почтенные ламы — исключение, у Стива хватило ума не водить их в свои закрома. Ну что общего, скажите на милость, может быть у вспыльчивого как порох, и задиристого, как петух, Сигала с этими мирными тибетцами и их бронзовым Буддой? Просто абсурд ка кой-то!

У Ариссы даже возникло подозрение а не служат ли все эти монахи ширмой для темных делишек Стива? Или, может Сигал просто спятил? Как бы то ни было Арисса теперь была точно уверена: в конце концов ее ненаглядный угодит либо за решетку, либо в сумасшедший дом. Так что, пока не поздно, надо уносить ноги.

Арисса тихо поднялась наверх, заперлась в спальне и, усевшись поудобнее, закурила. Ей хотелось спокойно обдумать свое положение. Сигаретная пачка быстро пустела. Вскоре комната утонула клубах сизого дыма, и очертания туалетного столика у противоположной стены едва угадывались. Главная проблема состояла в том, что Арисса боялась лишиться дочери — она знала о любви Cигала к детям и помнила, как он пытался отобрать детей у бывшей жены. Ситуация усугублялась тем, что в этих трехэтажных хоромах мисс Вулф жила на птичьих правах — женаты-то они с Сигалом не были.

За те полтора года, что Арисса жила со Стивом (примерно с начала 1995 года) она так и не сумела привыкнуть к eго взбалмошному характеру. То, что в начале знакомства ей нравилось, теперь стало страшно раздражать: мужчине уже: сорок (практически вдвое больше, чем ей), а в реальной жизни он упорно продолжает следовать своему экранному имиджу супермена, взять хоть «Над законом», «В засаде», «В засаде-2».

«Зачем, например, этот новоявленный буддист садится обедать с пистолетом в кармане? обратилась она к безмолвному столу, утонувшему в дымовой завесе. — Носовой платок его при себе, как другие носят носовой платок: в ресторан, на съемки, на интервью». Она, конечно, не преминула как-то поинтересоваться, для чего нужно все время засовывать за пояс этот чертов пистолет? И что, вы думаете, он ответил? «Для того, чтобы в этом уродливом мире наконец восторжествовала справедливость!»

В ресторане, на улице, даже в гостях Стив, если ему чудилось, что кого-то обижают, вмешивался во все потасовки. Однажды на глазах у Ариссы Сигал выхватил из кармана пистолет и заорал на оцепеневшего от ужаса официанта: он, видите ли, решил, что парень позволил себе грубость в адрес посетительницы. Арисса уже давно относилась к этим выходкам Стива как к банальной браваде — ну еще бы, ведь наутро каждая вторая газета напишет, что «наш неподражаемый герой Стивен Сигал опять выступил в роли благородного защитника.

Кроме того, Ариссе надоели постоянные отлучки Стива: он то и дело внезапно исчезал из дома на несколько дней, прозрачно намекая, что, дескать, снова должен принять участие в некой секретной спецоперации государственного значения. Вот только Арисса никак не могла взять в толк: если эти операции такие уж секретные, почему всегда в день исчезновения Сигала газеты сообщают читателям, что их обожаемый борец за справедливость «снова на задании»?

Помнится, Стив рассказывал, что в молодости целых 15 лет прожил в Японии, куда бежал двадцатилетним юнцом, бросив колледж. Якобы не кто иной, как его собственный отец, школьный учитель математики, привил сыну жгучий интерес к Стране восходящего солнца. Оказавшись в Токио, Стив первым делом разузнал у прохожих, как проехать в знаменитую школу айкидо «Тен Син» — так он по крайней мере утверждал; а по дороге, пока добирался до школы в переполненном метро, ему пришла в голову счастливая мысль: предложить японским мастерам в обмен на обучение айкидо свои уроки... английского.

Как бы там ни было, Сигал и впрямь удивительно быстро добился того, на что другие тратят целую жизнь: черные пояса по айкидо, дзюдо и кендо — Ариссе наконец-то удалось запомнить эти мудреные слова. Он с гордостью заявлял, что стал первым в истории Японии иностранцем, которому позволили открыть в Осаке собственную школу боевых искусств.

Допустим, все это правда — вон все стены увешаны дипломами и фотографиями Сигала во время боев. Но, оказывается, живя в Японии, Стив не только ревностно изучал буддизм и айкидо, но еще и работал тайным агентом! Арисса не раз слышала его рассказы о том, как долго к нему присматривалось ЦРУ, пока не решило, что лучшего кандидата, чем он — обладатель черных поясов, блестящий знаток языка и местных обычаев, - им не найти.

Стив говорил, что участвовал в операции где-то во вьетнамский джунглях: в 1975 году его группа попала в засаду, и он один раскидал десяток противников. Опять же, по словам Стива, только благодаря ему неминуемая смерть от рук исламских фанатиков не настигла иранского шаха. Еще он помогал организовать охрану президентов Гватемалы, Гондураса и Сальвадора, выполняя задания, которые оказывались не под силу ни одному из товарищей.

Ариссе время от времени попадались на глаза газетные заметки, в которых утверждалось, что все сигаловские подвиги — чистейший блеф, но Стив только беспечно отмахивался: «Завидуют, неужели непонятно? Да меня бы давным-давно вышибли со всех студий, если бы не убедились, что Сигал знает дело во всех тонкостях!» Это было сущей правдой — Стива действительно использовали в Голливуде в качестве главного консультанта по шпионским сюжетам...

В комнате уже нечем было дышать, и Арисса приоткрыла окно: в глубине сада стоял Стив со своми гостями, те, видимо, собрались уходить. Рядом с маленькими тибетцами он выглядел, как великан среди лилипутов. Зачем они все-таки ему понадобились? Арисса открыла новую пачку сигарет. Разве такой ей представлялась жизнь с голливудской звездой?! Она-то надеялась, что будет ходить по дорогим клубам и приглашать в дом знаменитостей, а в результате сидит одна-одинешенька в этом . дворце, начиненном оружием, и не знает, куда себя деть от скуки. Стив то на съемках, то на секретных заданиях, а теперь еще и филиал монастыря на дому открыл...

Впрочем, может, зря она к нему придирается возит же он ее и на Канары, и на Багамы. Да и в скупости его нельзя упрекнуть. Арисса невольно улыбнулась, вспомнив, как однажды Стив преподнес ей японский женский кинжал, усыпанный драгоценными камнями: опустился на колени, склонил голову в какой-то ритуальной позе...

Стоя у окна, она наблюдала, как Стив, поочередно кланяясь каждому гостю, провожает их за ворота, и не могла понять, что же ее больше раздражает — эти наводнившие дом бритоголовые монахи в оранжевых одеждах или неопределенность собственного положения. Она ведь полностью зависит от Стива: у нее самой нет ни денег, ни богатого папы (отец всего лишь скромный автомеханик), ни приличной профессии, на худой конец. А может быть, она устала жить как в кино, в постоянной тревоге? Единственное, что удерживало Ариссу от решительного шага, — это отношение Стива к их дочери.

Честно говоря, ее даже удивляло, как сильно он привязан к малышке. Как только родилась Саванна, Стив сразу изобрел какой-то им одним понятный язык, убаюкивал ребенка колыбельными собственного сочинения и заваливал игрушками. Девчушка, видя входящих в детскую родителей, гораздо больше радовалась папочке.

Играя с дочерью, Стив, этот «головорез-суперагент», становился мягким и ласковым, словно большой плюшевый медведь, и, глядя на их возню, Арисса испытывала такую нежность к ним обоим, что тут же забывала и о своих сомнениях, и впервые посмотрела на Сигала другими глазами. И уж полной неожиданностью была реакция Стива на ее собственную беременность. Вместо того чтобы настаивать на аборте (как поступил бы практически любой на его месте), он заявил, потуже затягивая свой конский хвост: «О детоубийстве забудь! Ребенок — мой!»

Брак Стива и Келли рухнул сам собой — жена выставила Сигала за дверь, не успев даже узнать, какой «подарок» готовились преподнести ей муж и няня. Беременная Арисса осталась в лос-анджелесском доме Стива, а Ле Брок немедленно затеяла против Сигала шумный судебный процесс: супруги никак не могли поделить детей. Арисса помнит, как яростно бился Стив за то, чтобы сына и дочерей оставили ему, и как расстроился, когда все-таки проиграл. Собственно, это и было главной причиной, по которой Арисса приехала к Ле Брок, — узнать, как той удалось оставить себе детей.

...Увидев бывшую няню, Келли совсем не удивилась: Арисса заранее предупредила о своем приезде. Скорее всего Келли согласилась на встречу просто из женского любопытства. Она явно подготовилась к визиту и выглядела безукоризненно: скромный макияж, простое (но очень дорогое) темно-вишневое платье, насмешливый взгляд. Ле Брок не утруждала себя ролью любезной хозяйки: с холодной вежливостью указав на кресло в гостиной, она выжидательно смотрела на гостью.

— Келли, мне очень нужен ваш совет, больше мне не к кому обратиться, — волнуясь, начала Арисса, напрочь забыв заготовленный накануне текст. — Я хочу уйти от Стива и не знаю, как это лучше сделать, и если бы вы могли...

На красивом лице Ле Брок мелькнуло злорадное удовлетворение:

— Что, уже замучил? А вы, наверное, думали, что заполучили ангела? Уйти-то вы можете, но только не рассчитывайте, что он оставит вам ребенка! Этот ненормальный считает, что он единственный в мире, кто знает, как надо воспитывать детей! Учтите, на его стороне — деньги, связи, и вы не докажете своих прав ни одному суду.

— Но ведь у вас же получилось, — робко напомнила Арисса.

— У меня хватило ума заранее подготовиться и обезопасить себя от этого подонка, — чеканя каждое слово, произнесла Келли. — Это ведь не человек, а садист! Кстати, не я одна испытала силу его кулаков на собственной шкуре. Точно так же он обращался и с первой женой. Или вы тоже не в курсе? Бедная Мияко была дочкой руководителя той самой токийской школы, где Стив получил свои пресловутые черные пояса... Так вот, насколько мне известно, вместо любовных объятий Сигал частенько отправлял супругу в нокаут. Говорят, когда они расставались, на бедняжке не было живого места...

Арисса слушала открыв от изумления рот.
— То есть вы хотите сказать, что Сигал вас... — гостья даже не смогла сразу подобрать слово, — бил?

Келли пожала плечами:

— А вы хотите сказать, что с вас он пылинки сдувает? Послушайтесь моего совета, милочка, если вы действительно намерены отстаивать ребенка. Упаси вас Бог на суде вот так удивленно таращить свои чудесные глазки... И вот еще что, — помолчав, добавила она. — Я слышала, он сейчас путается со всяким отребьем с Востока. Так вот, имейте в виду — от Сигала можно ожидать буквально всего. В Японии, говорят, его использовали как наемного убийцу...

Обратно Арисса ехала обессиленная и совершенно сбитая с толку. Неужто она и вправду живет с чудовищем? Ясно, что у Ле Брок с Сигалом свои счеты, как у любых расставшихся супругов, но Сигал — наемный убийца! Все-таки это слишком! Впрочем, во время спецзаданий, наверное, случалось всякое — опять же если верить его рассказам. Брр! А жены, которых он избивал, — неужели он и на такое способен?! Ариссе почему-то верилось в это с трудом... Конечно, на людях Стив вспыльчивый, но с ней он почти никогда не ссорился, а в постели вообще становится другим человеком — нежным, милым.

...Время шло, а Арисса все никак не могла решить: хочет она уйти от Стива или нет. Летом 1996 года по какому-то делу она зашла к Стиву на съемочную площадку картины «Человек-вспышка». Фильм снимали на окраине Лос-Анджелеса, в одном из павильонов студии «Уорнер Бразерс». Идя по длинному коридору, Арисса вдруг услышала зычный мужской голос: «Да где я тебе возьму этого Сигала?! Джек сегодня утром угодил в аварию, так Стив рванул в больницу сдавать кровь — у них, видишь ли, группа какая-то редкая совпадает! Вот и сидим здесь, ждем, как идиоты!»

Арисса застыла перед распахнутыми дверьми в большой павильон, где все было подготовлено для съемки: декорации, камеры, свет... Деловито сновали люди, и на посетительницу никто не обращал внимания. «Ладно, ребята, что вы, Сигала не знаете? Дон Кихот, мать его!.. Помните, как он по дороге на студию вытащил из дымящегося склада обкуренных черных? — снова затрубил плотный коренастый мужчина, в котором Арисса узнала режиссера Джона Грея. — Если вы вдруг окажетесь в тюрьме, не падайте духом — Стив вас оттуда вызволит, не посчитавшись с расходами! Уж я-то знаю!»

«Вы и впрямь считаете, что Сигал — такой уж герой? — меланхолично покуривая, вмешался один из актеров. — Уж больно он хвастлив, все время хочет покрасоваться. А как насчет того, что он жену избивал?..» «Кто, Сигал? — включилась в спор женщина. (Арисса тоже ее узнала: партнерша Стива Мишель Джонсон.) — Да никогда не поверю! Эта Келли, если хочешь знать, та еще штучка — сама ему изменяла направо-налево и детей против него настраивала! Правильно Стив хотел их забрать от кой мамаши. Когда она почуяла, что дело дрянь, тут и пустила в ход синяки в качестве надежного аргумента!

Поди, сама себе их и наставила. Или кто-нибудь из дружков. Да он...» «Господа, по местам!» — крикнул в этот момент оператор, и разговор прекратился. Арисса в задумчивости направилась к машине. Стив, Стив... Почему же он никогда ничего об этом не рассказывал? Теперь, вспоминая разговор с Келли, Арисса сама себе удивлялась — как она могла так легко поверить в ее небылицы! Ведь Келли действительно настраивала детей против Стива. Анна-Лиза вдруг ни с того ни с сего стала говорить няне, что боится папы, «потому что он злой». Ариссе тогда показалось это очень странным, ведь детей-то Стив обожал.

Машина неслась по хайвею, и Арисса, погрузившись в свои думы, очнулась лишь у ворот собственного, вернее, сига-ловского дома... «Господи, с кем же я живу, кто бы мне ответил?» — вздохнула она про себя, выбираясь из автомобиля.

В начале февраля 1997 года Стив неожиданно предложил ей слетать с ним в Индию, где, по его словам, должно было произойти важнейшее событие в его жизни. «Все увидишь сама!» — загадочно улыбнулся Стив. Она согласилась...

И вот они уже на юге Индии, в городке Булакунпе. Изнурительная жара, в воздухе такая пыль, что даже индусы кутают лица, а Сигалу все нипочем: по своему обыкновению он щедро бросает монеты босоногим попрошайкам, которых тут видимо-невидимо, и словно не замечает ни пыли, ни духоты. Машина доставила Стива с Ариссой в красивый буддистский монастырь Намдролинг. Навстречу им высыпала толпа монахов, приветствуя Сигала как дорогого гостя. Он важно, с достоинством отвечал на бесчисленные поклоны.

На следующий день в самой большой гомпе монастыря с гигантской подсвеченной статуей Будды собралось несколько сотен монахов. Арисса скромно пристроилась у задней стены. Вдруг у самого алтаря она увидела высокую фигуру Сигала... в красно-золотом одеянии ламы. Зрелище было настолько неожиданным, что она крепко зажмурилась. Затем открыла глаза и увидела, как Сигал торжественно усаживается в высокое, украшенное расшитым шелком кресло. Арисса оторопело оглядывалась по сторонам: наверное, это все-таки съемки и где-то здесь прячется камера? Но нет, похоже, никто и не собирается шутить...

— Может, ты в конце концов соизволишь объяснить, что означает весь этот маскарад? — потребовала Арисса, как только ей удалось вытащить новоиспеченного ламу за ворота монастыря.

— Сейчас объясню, — миролюбиво пообещал Сигал, пытаясь справиться с широкой накидкой непривычного одеяния. — Достопочтенный лама Пенор Ринпоче только что признал вашего покорного слугу реинкарнацией знаменитого тибетского учителя Чордена Дорджи. Между прочим, он, то есть я, жил в XIV веке.

— Послушай, за кого ты меня принимаешь? — не веря своим ушам, почти закричала Арисса. — Ты что, действительно думаешь, что я поверю в эту околесицу?!

Все наконец встало на свои места. Да он просто чокнутый! Нет, решено: как только они вернутся в Калифорнию, она тотчас будет искать адвоката! Арисса больше не собиралась жить бок о бок с помешанным! Пусть другие ломают себе головы над ребусом под названием Стивен Сигал. С нее хватит, и точка!

В Лос-Анджелесе весть о посвящении Сигала растрезвонили все газеты, и только ленивый не прохаживался на его счет. Один из самых рьяных голливудских буддистов Ричард Пир вообще публично обозвал Сигала самозванцем. Обвинения в том, что Сигал купил посвящение, звучали все громче.

Сам Сигал, кажется, не ожидал столь бурной реакции и пребывал в сильнейшем замешательстве. Студии, которые еще вчера рвались заключить с ним контракты, теперь осторожно выжидали, чем кончится дело, а журналисты — те вообще так допекли издевательским вопросами, что Сигал заперся у себя в кабинете и не высовывал носа на улицу. «Чего они все ко мне привязались? — с какой-то обезоруживающей растерянностью спросил он как-то Ариссу. — Ну стал человек ламой...»

Сама Арисса, кстати, нисколько не сомневалась в том, что обвинения в мошенничестве, звучащие в адрес Сигала, совсем не беспочвенны. У нее было и свое объяснение происходящему — об этом она размышляла всю обратную дорогу из Индии и, кажется, кое-что поняла. Конечно, никакой Сигал не сумасшедший и тем более никакой не лама. Арисса прекрасно знала, что он всегда страшно переживал, когда слышал упреки в свой адрес: дескать, он лишь по мордобою мастак, а в остальном — полный ноль, и к нему никогда и никто не станет относиться серьезно. А буддизм — одно из самых модных голливудских увлечений, поэтому стать этаким новоявленным богом — отличный способ утереть нос недоброжелателям. А что, неплохая идея: провозгласили тебя ламой — и пусть все лопнут от зависти!

Оппоненты, однако, не успокаивались. Голливудские буддисты во главе с Ричардом Шром вознамерились во что бы то ни стало вывести «самозванца» на чистую воду и послали запрос самому Далай-ламе. Его святейшество просили подтвердить или опровергнуть посвящение Сигала.

Узнав об этом, Стивен совсем сник. Он даже забывал по утрам, выходя к столу, сунуть за пояс свой знаменитый пистолет и занимался в основном тем, что с подавленным видом читал газеты, живописующие развитие скандала. Несколько раз Арисса пыталась с ним побеседовать об этом, но Стивен лишь грустно вздыхал и переводил разговор на другую тему. Ариссе было просто жалко на него смотреть.

Господи, неужели он и впрямь такое дитя? Неужели не понимает, что это не «они» лопнут от зависти, а ему самому теперь грозит лопнуть от стыда, как только придет ответ из Тибета. Впрочем, эту щекотливую тему Арисса решила пока не развивать: Стив и так сильно подавлен...

...Проснувшись посреди ночи, Арисса обнаружила, что Стива рядом нет. Движимая смутным предчувствием, она спустилась вниз. Сквозь неплотно прикрытую дверь из кабинета до нее донесся голос Стива — раздраженный и одновременно какой-то беспомощный. Он беседовал с кем-то по телефону: «Я же выполнил, выполнил все ваши идиотские условия! Сколько можно! Да я же голым останусь! — почти кричал Сигал. — Вы и так сделали меня посмешищем! Я плачу за ваши байки в сотню раз больше, чем они того стоят!» Затем последовало тягостное молчание. Наконец Арисса опять услышала голос Сигала. «Сколько?» — спросил он обреченно, и телефонная трубка с грохотом шмякнулась об пол. Наступила гробовая тишина...

Арисса влетела в кабинет. В первый момент она не узнала стоящего у окна Стива. Ей даже показалось, что он вот заплачет.

— Что случилось, милый? — испуганно спросила Арисса. — Какие байки? Кому ты должен?

Казалось, Стив совсем не удивился, увидев ее на пороге. И, опустившись в кресло, жестом предложил Ариссе сесть.

— Видишь ли, малышка, все так запуталось... Сядь и выслушай, только обещай не перебивать...

И тут Арисса услышала то, о чем и так уже догадывалась: никакой Сигал не спецагент и никогда им не был. Ему пришлось выдумать эту легенду, чтобы пустить пыль в глаза продюсерам. Стив попал на «фабрику грез» не в 17, а в 37 лет, шансов на удачную карьеру не было никаких, а его самолюбие не желало мириться с унизительным положением начинающего актера. Ведь он привык всегда выигрывать! Именно страсть к первенству и погнала его в свое время в Японию учиться айкидо — ради этого он там и надрывался до кровавого пота.

В Голливуде же, где он оказался одним из многих, ему захотелось любой ценой стать «главнее» Шварценеггера и Сталлоне. Так и родилась легенда по имени Стивен Сигал, в которую охотно поверили, и крупные студии стали привлекать Стива не только в качестве актера, но и в качестве консультанта по шпионским фильмам, даже сосценариста. А поскольку где-то надо было черпать сведения о совершенно неведомой ему шпионской жизни,

Стив связался с двумя бывшими нью-йоркскими спецами, у которых покупал информацию и подлинные истории об их высокопоставленных «клиентах». Шло время, эти орлы требовали с него все больше и больше, а сегодня запросили совсем уж астрономическую сумму, пригрозив, что, если он не заплатит, они раззвонят на весь мир о том, что Сигал просто обманщик, липовый Джеймс Бонд, ноль без палочки...

Арисса слушала Стива и видела перед собой не взрослого знаменитого мужчину, а загнанного в угол, обиженного на весь свет мальчишку. Господи, какое счастье, что она проснулась и пошла его искать! Да как ей в голову такое могло прийти: наемный убийца! мафиози! подонок! Это ее-то Стиви! Ну покупал истории, подумаешь, преступление! Покупал ведь за свои деньги, а сценарии-то писал сам и трюки ставил тоже сам, и играл сам!
— Все с вами ясно, господин мистификатор, — весело сказала Арисса, обнимая своего «суперагента». Ну, ничего. Как-нибудь выкрутимся!

...А буквально на следующий день после этой ночи откровений пришел ответ от Далай-ламы: посвящение Стивена Сигала подтверждено! Как тут загудел Голливуд!

«Ну и что ты обо всем этом думаешь?» — спросила Арисса, пораженная таким поворотом дела. Сигал как раз стоял перед зеркалом, облачившись в одеяние ламы и воюя с накидкой. «Что я об этом думаю? Ну, уж коли признали, значит, я должен быть ламой. Гир вот только что звонил, поздравлял. Все теперь ждут моей первой проповеди. Вот так-то!» - важно подняв палец, заявил Стивен, и Ариссе показалось, что еще секунда — и он просто лопнет от гордости и восторга. «Ну, что ж, жизнь продолжается, — подумала Арисса. — Значит, так тому и быть...»

Автор: Пэгги Лу - 2001 г.

 122

loading...

понравилась биография? - поделитесь с друзьями!

Комментарии к биографии

Оставить комментарий