Биография, история жизни знаменитых людей - артистов, актеров, писателей, композиторов, и других известных деятелей

Просчет Дональда Трампа

Президент США Дональд Трамп

25 июля 1999 года в нью-йоркской церкви собралось не менее 650 человек. Повод был печальный: в возрасте девяноста трех лет умер известнейший предприниматель Фред Трамп.

На поминальной панихиде, как полагается, говорили по очереди — сенаторы, политики, крупнейшие бизнесмены, журналисты, даже мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани сказал прочувствованную речь о том, что Фред Трамп предоставил дешевые дома тысячам ньюйоркцев.

Когда подошла очередь среднего сына Фреда — Дональда Трампа, — на лицах присутствующих отразились особые внимание и почтительность. Дональд Трамп, собственно, стал тем, кто продолжил и расширил дело отца, законно заслужив титул «американского короля недвижимости ». Это Дональд превратил семейный бизнес в «империю Трампов». Если состояние его покойного отца, Фреда Трампа, достигало примерно 300 миллионов долларов, то сын владел миллиардами.

Дональд говорил и говорил. Час, полтора... Про себя, про свои успехи, про новые дерзкие замыслы: «Я, меня, с моей подачи... » В конце концов мать Дональда Мэри Трамп нерешительно кашлянула и подняла глаза на сына. Тот стоял, как всегда, безупречно одетый, подтянутый и самоуверенный.

— Мне кажется, Дональд — вдруг перебила его Мэри, смущенно вертя в руках перчатку, — что ты забыл упомянуть главное. Ты не сказал, что всем обязан своему отцу, что это он сделал тебя тем, кто ты есть. Мне кажется, несправедливо в такой день...

Дональд раздраженно посмотрел на мать и холодно спросил:

— Разве я этого не сказал?

Поймав недобрую усмешку бывшей супруги Иванны, тоже присутствовавшей на панихиде, Дональд Трамп запнулся, и в это время раздался глухой звук, на мгновение нарушивший воцарившуюся тишину: у очередной пассии Дональда Трампа, двадцатишестилетней модели Мелании Кнаусс, стоявшей чуть в стороне от семьи, неожиданно упало с шеи массивное бриллиантовое ожерелье. Мэри болезненно поморщилась, постаравшись скрыть неудовольствие за внезапным приступом кашля. К счастью, красноречие Дональда иссякло, но он был страшно зол — на мать, на Иванну, да и на Меланию.

Можно вообразить, что завтра напишут таблоиды по этому поводу... Впрочем, разве он не выше этого? Разве не он разъяснял начинающим коллегам в своих многочисленных книжках из серии «Как стать богатым », что первое, чему надо научиться, это пренебрегать мнением толпы? Кстати, в этом смысле он, Дональд Трамп, является в большей степени наследником своего деда — Фридриха Трампа, а не отца.

Дональда, как и его братьев и сестер, вырастили на семейном мифе о Фридрихе Трампе, основоположнике семейного благосостояния. Дед для Дональда с раннего детства стал фигурой почти героической. Отец был человеком слишком земным, слишком осторожным, не любившим риска, к тому же пуританином, каких поискать, зато дед...

...Шестнадцатилетний мальчишка Фридрих Трамп с тощим чемоданчиком в руках, едва ступив на американскую землю, прямо там же, в нью-йоркском порту, заявил сестре и ее мужу, что намеревается стать богачом и станет им, а на шее родственников просидит самое позднее до завтра. Зять Фред Шустер снисходительно потрепал парнишку по худосочному плечу: мол, знаем мы таких хвастунов! Хорошо, что они с Катрин, уже год живущие в Америке, смогут предоставить приют бедному родственнику и помочь его несчастной овдовевшей матери.

Фред и не подозревал, что из родного захолустного городка Каллштадт, что расположен в юго-западной Германии, Фридрих уехал без разрешения родительницы: он сбежал тайком, ночью, написав матери короткую записку: «Уехал к сестре в Нью-Йорк». Как уехал? Да очень просто — поработал грузчиком и скопил 20 долларов, чтобы заплатить за билет без места на пароходе «SS Eider», идущем в Нью-Йорк. Фридрих навсегда запомнил историческую дату своего отъезда в неизвестность: 7 октября 1885 года.

Нью-Йорк произвел на провинциала ошеломляющее впечатление. С одной стороны, гигантские дома, роскошные магазины, разряженные прохожие, с другой — толпы бездомных, цыгане, расположившиеся прямо на Бродвее, в районе 60-х улиц. И проститутки. Множество проституток: девицы подкарауливали клиентов буквально на каждом шагу. Особую опасность представляли банды молокососов: они могли прицепиться к случайному прохожему по любому поводу, и тогда в ход шли ножи, бритвы, камни, даже пистолеты. Пробраться из верхнего Манхэттена в нижний считалось делом небезопасным — приходилось учиться всегда быть настороже.

Как бы то ни было, Фридрих не соврал, пообещав родственникам не сидеть у них на шее, и уже на второй день парнишка устроился работать цирюльником. Шесть долгих лет он, не разгибаясь, стриг и брил клиентов — семь дней в неделю по 12 часов, практически без выходных. Часть денег Фридрих отдавал родным за жилье, питался по утрам кашей, а вечером угощался скромной стряпней сестры. Он не покупал себе одежды — ходил в том, что отдавали соседи, и тщательно складывал заработанные деньги в специальный полотняный мешочек.

Не надо думать, что он копил просто так: примерно к семнадцати годам Фридрих уже прекрасно ориентировался в Нью-Йорке и знал, что для достижения цели ему надо скопить 600 долларов. Именно 600, ни центом меньше. Это та сумма, на которую он откроет небольшую закусочную. Нетерпеливо слюнявя карандаш, Фридрих по ночам тщательно расписывал будущие расходы.

Осень 1891 года застала Фридриха Трампа в Сиэтле. Подслушивая разговоры в парикмахерской, он четко понял, что начинать дело лучше всего именно там, а не в Нью-Йорке с его конкуренцией. Недаром же один из их постоянных клиентов жаловался хозяину Трампа, что вкалывает в этом самом Сиэтле как лошадь, да и не он один — два лесопильных завода недавно открыли, а рабочим даже пожрать толком негде.

И Фридрих все точно рассчитал? ну просто тютелька в тютельку! В 600 долларов ровнехонько уложилось все необходимое: кассовый аппарат, прилавок, три длинных стола, двадцать четыре стула, буфет с посудой и железный сейф для хранения выручки. Новоиспеченный хозяин с особенным тщанием выбирал место для своей закусочной: он излазил город вдоль и поперек, изучая, наблюдая и делая заметки в потрепанном блокноте. Худого темноволосого юношу с лихорадочно горящими глазами можно было принять за бродягу: новая одежда, купленная для работы, тщательно хранилась все в том же тощем чемоданчике.

Наконец место найдено: Вашингтон-стрит. Именно на эту улицу в обеденный перерыв стекались толпы рабочих с лесопильных заводов, именно сюда попадали и приезжие — порт находился в двух шагах. Кроме того, на Вашингтон-стрит располагалось несколько ломбардов, игорных домов, опиумных подвалов, дешевых отельчиков, и, что оказалось впоследствии крайне важно, — несколько борделей. Словом, лучшего места не найти! Действительно, в закусочной юного Трампа всегда было тесно: здесь смешивались запахи горячего мяса, кисловатого пива и трудового пота.

Трамп лично обслуживал посетителей: по двенадцать часов он суетился между столиками, записывая заказы, разнося блюда, обмениваясь шутками и неустанно подсчитывая в уме расходы и прибыль. Еду Фридрих покупал по сходной цене на оптовой продуктовой базе, и капитал его рос — медленно, но верно.

По Америке уже давно ползли слухи, что в районе рек Клондайк и Юкон обнаружена золотая руда. Сначала этим слухам мало кто верил, но летом 1897 года Фридрих Трамп лично прочитал в газете, что в Сан-Франциско прибыл пароход «Эксельсиор» с золотыми слитками на сумму 700 тысяч долларов на борту. Все газеты страны захлестнули новости с золотых приисков.

Истории мгновенного обогащения множились как мыльные пузыри, и многие знакомые Фридриха — завсегдатаи его ресторанчика, рабочие, мелкие торговцы, карточные шулеры и просто бездельники, очарованные этими рассказами, уже тронулись или готовились тронуться в путь в погоне за легким золотом. В закусочной Трампа только и говорили, что о Клондайке. Сам же Фридрих размышлял. Торопиться, делать глупости и рисковать большим капиталом, который он с таким трудом сумел сколотить, молодой человек не собирался. И все же, все же...

Несколько месяцев спустя Фридрих Трамп счастливо потирал руки. Нет, он не поехал на Клондайк, зато удался первый в его жизни коммерческий проект! Фридрих сумел договориться с золотоискателями Монохэном и Гриком, что те заключат фиктивную сделку: застолбят от его имени, конечно небескорыстно, один из районов. Перед тем как решиться на этот шаг, Фридрих провел три ночи без сна, меряя шагами свою крошечную комнатушку. Риск, разумеется, колоссальный. Во-первых, Монохэн с Гриком могут просто сбежать, хотя последнюю часть суммы Фридрих обещал выслать только после оформления документов.

А кроме того, оформление бумаг в отсутствие Трампа, с подделанной компаньонами подписью, — дело незаконное и может плохо кончиться, тем более для недавнего эмигранта. Словом, риск большой, но и ведь соблазн тоже! В конце концов Фридрих получил уведомление: теперь он владелец участка земли на Юконе, близ города Доусона. А еще через три месяца Трамп продал свой надел за тысячу долларов, получив колоссальную прибыль.
Через несколько недель завсегдатаи закусочной Трампа с огорчением увидели, как молодой хозяин отдирает вывеску своего заведения.

— Перебираюсь в другой город, поближе к родственникам, — отвечал на расспросы Фридрих, подкручивая усы и улыбаясь собственным мыслям.

...Вот уже третью неделю Фридрих Трамп, нагруженный провизией и снаряжением, пробирался сквозь адский каньон Уайт-Пасс. Это был один из двух путей, ведущих с южной Аляски к «золотой» территории Юкона. С ним шли два случайных попутчика. Лошади у них пока еще, к счастью, двигались бодро, но путешественники с ужасом оглядывались вокруг — земля была усеяна останками лошадей и собак. Нередко попадались даже человеческие трупы: далеко не каждый мог выдержать путешествие по холодному, промозглому ущелью длиной почти в сотню миль.

Идя вперед и стараясь не смотреть по сторонам, Фридрих против воли вспоминал рассказ о том, что в этом ущелье многие сходят с ума от многократно усиленных звуков собственных голосов. Вот один из идущих впереди спутников споткнулся и упал. Фридрих знал золотое правило этих мест: хочешь выжить — не обращай внимания и проходи мимо, иначе погибнешь сам. И, отведя глаза, Трамп прошел мимо упавшего. Откуда у него взялась выносливость, он не знал. На Аляске, куда Трамп приплыл на пароходе из Сиэтла, над ним подтрунивали: с таким хрупким телосложением лучше не пускаться в подобные авантюры. Однако Фридрих дошел. И вместе с ним дошел его случайный попутчик — Эрнст Левин.

Может, Фридрих Трамп поддался всеобщему ажиотажу и бросился, подобно тысячам, искать золото? О нет, он был намного скромнее и... умнее. Фридрих не собирался ковыряться в песке, он всего-навсего хотел обслуживать золотоискателей. Трамп выбрал неплохое место для своего ресторана: в городишке Беннет близ юконской столицы Доусон он на пару с Левином решил открыть заведение под названием «Новый арктический ресторан и отель». Чумазые, изможденные золотоискатели, осатаневшие без хорошей еды, выпивки и женщин, заплатят любые деньги за возможность отдохнуть по-человечески. И Фридрих Трамп им в этом поможет.

Внук Фридриха, Дональд Трамп,часто думал, что дед, в сущности, вел не столь уж безупречную в моральном отношении жизнь. Нет никаких сомнений, что в Беннете Фридрих Трамп и Эрнст Левин содержали самый настоящий бордель. Впоследствии Левин рассказывал, как Фридрих Трауп ходил по окрестным деревням и уговаривал девушек пойти к нему на работу. Во имя процветания бизнеса Фридрих, случалось, самолично готовил иных упрямых девственниц к предстоящей службе. Будущие работницы визжали и вырывались, а Фридрих уламывал их — когда пряником, а когда и кнутом.

При этом он не позволил окрутить себя ни одной из девиц, потому что твердо решил: искать жену он поедет только в родной город. Кстати, всех Трампов роднит общая черта: они выбирали жен с первого взгляда. Как и в бизнесе, срабатывала интуиция: вот эта красавица (непременное условие) будет не просто хорошей женой, но и матерью красивого и сильного потомства.

Приехав в Каллштадт, в материнский дом, тридцатитрехлетний Фридрих Трамп вышел на знакомую с детства улицу, и первое, что он увидел, — голубоглазую круглолицую блондинку с прелестной фигуркой. Всмотревшись, Фридрих узнал ее: когда он сбежал в Америку, соседской девочке Элизабет, дочери продавца домашней утвари Филиппа Крайста, было лет пять. Теперь она превратилась в красавицу. Фридрих не стал тратить время на то, чтобы подойти к Элизабет, поздороваться и заново познакомиться. В тот же вечер он объявил матери, что женится на соседке. Элизабет не противилась: видимо, уверенный в себе загорелый красавец брюнет, к тому же богатый, тоже пришелся ей по душе. Пышную свадьбу сыграли 26 августа 1902 года.

..Дональд Трамп часто размышлял о том, что собственно недвижимостью, тем самым, что станет монополией Трампов в Америке, его дед Фридрих как следует не успел заняться. Он только заложил основы. Перевезя жену из Германии в нью-йоркский район Квинс, Фридрих огляделся и понял: здесь надо не рестораны открывать, а строить и продавать жилье. Эмигрантов, в основном немцев, масса, а пустынных невостребованных земель в том же Квинсе — еще больше. Вот их-то и надо застраивать.

Фридрих скупил несколько пустынных участков и уже начал вести переговоры об их будущей застройке, как внезапно, в полном расцвете, в сорок три года, его сразила испанка. В 1918 году эпидемия унесла 21 миллион жизней — на шесть миллионов больше, чем Первая мировая война. Фридрих Трамп оставил семье не слишком большое состояние (огромную его часть съела инфляция) — примерно 32 тысячи долларов, в пересчете на сегодняшние деньги — приблизительно 345 тысяч. По сравнению с тем, что удалось сделать отцу Дональда и соответственно сыну Фридриха — Фреду Трампу, это просто капля в море.

Все детство Дональд рассматривал висевший в гостиной портрет деда Фридриха в солидной золоченой раме. Глаза деда смотрели весело, в них таились искорки смеха — рассказывали, что он любил иногда выпить, перекинуться в карты, разыграть друзей. Бабка Элизабет вспоминала, как Фридрих баловал своих троих детей — накупал дочке на праздники платьев, а сыновьям — новых игрушек. Дед Фридрих явно был романтик в душе. А вот отец Дональда — Фред Трамп, или, как его называли в семье, Трамп Второй, кем-кем, а романтиком явно не был. Работягой, трудоголиком, но только не романтиком. Фред сам себе устроил беспросветную молодость, и у Дональда сложилось впечатление, что потом отец отыгрывался на них, своих детях.

Когда начался подспудный конфликт Дональда с отцом? Вернее, даже не конфликт, а скрытое соперничество? Ибо отец и сын Трампы действительно стали соперниками. И разве у кого-то есть сомнения, что Дональд обошел отца по всем показателям?!

Пожалуй, в чем Дональд всегда завидовал отцу, так это в том, что Фред фанатично любил дело, которым занимался, а он, Дональд, — прежде всего деньги. Еще Дональд мечтал о славе, Фреду же слава была абсолютно безразлична.

...Закончив школу, средний сын Фридриха Трампа Фред, или Трамп Второй, стал, не спрашивая ничьих советов, воплощать свою мечту — строить дома. Он строил с раннего детства: сперва из кубиков, потом игрушечные дома из бумаги, а в семнадцать лет пошел учеником на строительный объект в Квинсе. Отец к этому времени уже умер, и первая должность Фреда называлась «заместитель лошадей». Зимой по обледенелым, немощеным, холмистым дорогам Квинса лошади не могли доставлять материалы на стройку, и тогда вместо них впрягались ученики.

Фред Трамп работал тяжеловозом не менее двух лет, зато у него была возможность наблюдать за строительным процессом и учиться. Потом он был учеником плотника, потом дотошно изучал инженерное дело в бруклинском Институте Пратта и научился делать все — класть фундамент, месить цемент, настилать крышу. В девятнадцать лет Фред построил в Квинсе свой первый дом на одну семью — и, не доведя до конца отделку, выгодно его продал, потом точно так же поступил со следующим домом, с третьим, с десятым... К середине 30-х годов Фред Трамп стал одним из самых процветающих застройщиков в крупнейших районах Нью-Йорка — Квинсе и Бруклине.

Фред точно угадал, что нужно горожанам: дома на одну-две семьи всегда найдут покупателя. Его дома заселяли служащие, адвокаты и учителя, предприниматели и доктора. Между прочим, именно Фред Трамп придумал то, что и по сей день столь популярно не только в Америке — так называемые таун-хаусы. Надо отдать Фреду должное — в чем-в чем, а в изобретательности ему не откажешь! На что он только не шел, чтобы поднять популярность своих детищ: присуждал большие денежные премии детям, родившимся в «домах Трампа», за свой счет устраивал свадьбы выигравшим в лотерею парам... Однажды провел акцию в крупном универмаге, разместив рекламу своих домов на разноцветных воздушных шарах, которые раздавались бесплатно детям. В общем, к началу сороковых годов Трамп Второй сделал свой первый миллион.

Дональд Трамп стал четвертым из пяти отпрысков Фреда Трампа. Он появился на свет в роскошном доме в Мидлэнд-парке, который отец построил для семьи и называл замком своей мечты. Здание из красного кирпича в колониальном стиле насчитывало не менее 23 комнат, 9 ванных, несколько просторных гостиных и две столовые. Его мать, Мэри Энн Трамп, тихая незаметная женщина, занималась исключительно детьми и домашним хозяйством, не вмешивалась в дела мужа и никогда ему не перечила.

К моменту знакомства с Фредом юная Мэри, только что эмигрировавшая из Шотландии, едва говорила по-английски. Ни профессии, ни образования у нее не было, и Мэри тихо жила в Квинсе у своей замужней сестры. Белокурого высокого Фреда Трампа девушка встретила на вечеринке. Несколько раз за вечер она ловила на себе его тяжеловатый внимательный взгляд.

Мэри была красива: синие глаза, каштановые волосы, высокие скулы, беззаботные ямочки на щеках. На следующий день ранним утром — часы еще не пробили восьми — Фред появился на пороге квартиры ее сестры Маклеод. Дверь открыла недоумевающая полусонная Мэри.

— Вы будете моей женой. Я так решил, — отчеканил странный гость.

— Я? — пролепетала девушка.

— Вы, — последовал ответ, не допускающий возражений. Фред посмотрел на часы.

— Если согласны, венчание состоится ровно через месяц. Час и место уточню. Другого времени у меня нет. Я очень занят.

Фред, как некогда и его отец Фридрих, выбрал жену с первого взгляда. Ее прошлое, родители, состояние его не интересовали. Он знал, что Мэри будет ему хорошей женой. В январе 1936 года они поженились. Выйдя из церкви, Фред сразу предупредил Мэри, что на «медовый месяц» у него ровно один день. И молодожены провели этот день в роскошном загородном отеле. Новоиспеченный муж с самого начала так потряс Мэри, что она, похоже, не оправилась от этого удивления до конца жизни. Так, по крайней мере, казалось Дональду. Честно говоря, с детства у него накопилось немало претензий к отцу.

Кстати, Дональд не помнит, чтобы хотя бы один выходной Фред Трамп провел с семьей. И в субботу, и в воскресенье он отправлялся на свои стройки. Что касается детей, то им с 12-13 лет было предписано заниматься по выходным «полезным трудом». Например, отец требовал, чтобы дети собирали и сдавали пустые бутылки, внося таким образом лепту в семейный бюджет. Едва дети подрастали, Фред требовал, чтобы они устраивались на летние заработки: девочки — кассиршами и официантками, мальчики — разносчиками газет или пиццы. Однажды отец заехал за Дональдом в школу на своем роскошном черном лимузине. Мальчишки прилипли к окнам, с завистью рассматривая машину.

— А отец-то у Дональда богач, — присвистнул один.

Дональд оторопело посмотрел на парня: как ни странно, эта мысль никогда раньше его не посещала. Вообще-то богатство ассоциировалось у Дональда совсем с другой жизнью — беспечностью, роскошью... А что он видел дома? Сладкое давали только за воскресным ужином, а в обычные дни обеды бывали очень скромные; из одежды покупалось только самое необходимое, о двух зимних куртках, например, и речи быть не могло, что же касается развлечений.... Единственное, куда в качестве разнообразия Фред отправлял семью на лето — в Коннектикут, в летний дом, стоявший у самой воды. Но гам царила та же дисциплина и купаться можно было строго по часам. Однажды Дональд тайком сбежал на океан, чтобы в свое удовольствие поплескаться в воде. Его нашли очень быстро.

По вечерам мать согласно раз и навсегда заведенному ритуалу докладывала отцу, кто что делал в течение дня. Мэри, вечно трепещущая перед мужем, никогда не пыталась что-либо утаить: ей казалось, что Фред видит ее насквозь. За самовольное купание Дональд получил от отца несколько болезненных ударов деревянной линейкой по мягкому месту. Было не так больно, но очень унизительно. Вообще Дональду казалось, что отец придирается к нему больше, чем к братьям и сестрам. И он сопротивлялся. Исподтишка, как мог. Кончилось тем, что за какой-то школьный проступок Фред перевел сына в нью-йоркскую Военную академию США. Дональд всей душой ненавидел муштру и дисциплину, возмущался и бунтовал, но сделать ничего не мог: пришлось оттрубить там целых два года.

Да, он, Дональд Трамп, с юности отдавал себе отчет, что желает не просто разбогатеть, но и утереть нос отцу. Два брата Дональда не годились на роль продолжателей династии Трампов — Фред-младший желал быть пилотом, а Роберт с детства отличался робостью и покорностью, но с такими качествами нечего соваться в бизнес. Дональд же, закончивший престижный бизнес-колледж, а потом университет в Пенсильвании, ощутил в себе неодолимый интерес к рискованным операциям. О нет, он ничего не собирался строить, как отец, он мечтал управлять строительством и умело вкладывать деньги. В сущности, будущий Трамп Третий чувствовал в себе призвание игрока, и если иные играют в карты или кости, то он предпочитал играть с недвижимостью.

...Впервые очутившись в новой квартире сына, Фред Трамп долго не мог прийти в себя. Господи, как же он глуп! Какая бессмысленная расточительность! Дональд вопреки категорическим возражениям отца приобрел себе квартиру в самом дорогом районе Манхэттена, на 65-й улице, в пентхаусе на 32-м этаже. Очень дорогая мебель, хромированная отделка огромной ванной комнаты, потрясающий вид из огромных окон на мост Джорджа Вашингтона...

— Зачем тебе все это? — почти грубо спросил сына Фред.

— Хочу наконец пожить как человек, — развязно ответил Дональд.

С некоторых пор Трамп-младший чувствовал себя рядом с отцом практически на равных. В двадцать шесть лет Дональду впервые удалось провернуть выгодную сделку: в Цинциннати он нашел небольшой вымирающий поселок, который продавали почти даром. Быстро оценив ситуацию, Дональд попросил у отца под честное слово семь миллионов и обновил поселок. Дома мгновенно раскупили, и вложенные деньги обернулись почти утроенной прибылью. Дональд несказанно гордился своим первым миллионным делом. И решил продемонстрировать отцу, что он пойдет другим путем.

...— Нездоровая тяга к красивой жизни тебя погубит, — чеканя каждое слово, говорил Фред, продолжая неодобрительно осматривать квартиру сына. — Хочешь быть успешным бизнесменом — будь аскетом во всем.

— У меня свой взгляд на вещи. Я не хочу всю жизнь, как ты, ковыряться с домами в этих нищих Бруклине и Квинсе, — самоуверенно парировал сын. — Я собираюсь вести дела по-крупному. И только здесь. В Манхэттене.

— И разоришься, — пообещал отец. — То, что в Квинсе стоит сто долларов, здесь — тысячу. К чему рисковать?

Но Дональд Трамп собирался именно рисковать. Прежде у всего он сообразил, что необходимо найти путь в высшее общество. Без этого вряд ли он сумеет осуществить свои планы. Как бы ни был богат его отец, к столичной элите он не принадлежал. Правдами и неправдами Дональду удалось втереться в один закрытый манхэттенский клуб. Там Трамп-младший свел знакомство с крупнейшими архитекторами и адвокатами, банкирами и нефтяными магнатами. Это открыло Дональду двери к богатейшим клиентам, а заодно он и сам приобщился к той жизни, которой всегда жаждал.

Дерзость, смелость и неискоренимая самоуверенность оказались фирменными чертами Дональда-предпринимателя. Он покусился на святая святых Нью-Йорка — небоскребы. Дональд купил старый 26-этажный отель «Коммодор», переделал его в ультрасовременный 34-этажный гостиничный комплекс «Гранд Хайятт» с самым большим в Америке бальным залом и получил неслыханную прибыль. Затем взялся за еще более гигантский проект: строительство знаменитой ныне «Башни Трампа » на Пятой авеню. Проект требовал миллионных вложений, и Дональд не побоялся взять колоссальные кредиты. Фред, узнав о замысле сына, впервые в жизни опустился до мольбы:

— Дэн, остановись, это плохо кончится. Ты разоришь и себя, и меня.

Дональд отлично понимал, что если квартиры и офисы в «Башне Трампа » не будут распроданы, он — банкрот. Но тем не менее не послушал отца.

В апреле 1977 года Дональд Трамп скоропалительно, как все Трампы, женился на чешской эмигрантке и модели Иванне Винклмайр, в прошлом чемпионке по лыжам.

Иванна в роли жены Трампа проявила невиданную активность: домохозяйкой она быть не желала, зато с утра до вечера носилась по мужниным объектам и давала всем советы — архитекторам, плотникам, дизайнерам, рабочим, электрикам... Узрев любую, с ее точки зрения, оплошность, она немедленно звонила мужу, требуя его вмешательства. На светских раутах Иванна, щеголяя в платьях от Валентине и Ива Сен-Лорана, направо и налево хвасталась планами супруга. Именно жена подстрекала Дональда ко все более и более заоблачным планам.

12 мая 1983 года. Дональд не узнал по телефону изменившегося до неузнаваемости голоса отца.

— Что? Что случилось? Какое несчастье?

Оторвавшийся от «Башни Трампа» массивный кусок стекла убил шестидесятидвухлетнего прохожего Алуина Понтера. Все газеты уже раструбили об инциденте. У Дональда похолодело внутри. Боже! Во-первых, это означает бесконечное судебное разбирательство, а во-вторых, даже если адвокаты его и отмажут, подобные истории отпугнут клйентов — ведь люди страшно суеверны. Друг Трампа и его консультант по продажам Джон Малкен уговаривал Дональда снизить цены на квартиры и офисы в «Башне Трампа».

— Мы разоримся, Дэн, увидишь, разоримся! — стонал Джон. — Ну в кого ты такой упрямый безумец?

Дональд до боли сжимал кулаки, но побелевшее лицо оставалось непреклонным. Или он победит, или...

Заявки на квартиры в «Башне Трампа» были поданы еще до окончания строительства. Владельцами миллионных апартаментов пожелала стать интернациональная элита. Мартина Навратилова, Дик Кларк, Филлис Джордж, Софи Лорен... А король Халед из Саудовской Аравии пожелал купить целый этаж за 11 миллионов... К 1984 году соперничество с отцом было выиграно — личное состояние Дональда Трампа составило 400 миллионов, Фреда Трампа — только 200.

...Тем временем у Дональда и Иванны родилось уже трое детей - Дональд-младший, Иванка и Эрик. Дональд перевез семью в лучшие апартаменты «Башни Трампа» — в роскошнейший просторный пентхауз. Здесь летом 1984 года они устроили один из самых грандиозных приемов. С какой мальчишеской гордостью Дональд представлял отцу и матери своих высокопоставленных гостей: Генри Киссинджера, архиепископа Джона О'Коннора, сенатора Альфонса д'Амато, Глорию Вандербилт, Максима Шостаковича...

Дональд Трамп действительно стал не просто богатым, а еще и знаменитым. О нем ежедневно писали во всех газетах: Трамп строит «Трамп-Плаза» в Нью-Йорке, невиданное по размаху казино «Тадж-Махал » в Атлантик-Сити, сдает едва ли не 25 тысяч объектов недвижимости по стране.

Однажды, когда уставший Дональд пришел за полночь с переговоров, на него вдруг«фурией набросилась Иванна. Жена выкрикивала какие-то женские имена, бормотала про измены. Ну не дура? А еще корчит из себя помощницу! У него не то что на романы нет времени — пообедать §орой некогда. Естественно, на него глазеют женщины, он, слава богу, не урод. Но найдись у него хоть десять свободных минут в месяц для какой-нибудь интрижки... Дональд собирался уже объяснить все это Иванне, как вдруг услышал слово «Марла». Трампа словно окатили холодной водой. Марла — его тайна, его единственная отдушина! Дональд был свято уверен, что о ней никто не подозревает.

Марла Энн Мейплс, уроженка Джорджии, была двадцатичетырехлетней начинающей актрисой. Впрочем, единственной картиной, в которой она пока сыграла, был посредственный фильм ужасов. Дональд увидел Марлу на какой-то презентации и не мог отвести от нее взгляда: в девушке угадывалось что-то бесконечно женственное, мягкое, домашнее, внешне она представляла полную противоположность Иванне. Что греха таить, Дональд действительно в тот же вечер пригласил смущавшуюся Марлу в уединенный ресторан и сумел уделить ей целых 20 минут.

Вскоре он поселил мисс Мейплс в принадлежащем ему отеле «Сен-Мориц» рядом с нью-йоркским Центральным парком, установив для нее строгий режим: Марла должна была целый день ждать, пока Трамп выкроит время и заскочит к ней на полчасика. Наряды, украшения, развлечения — все это Трамп исправно предоставлял молоденькой любовнице. Честно говоря, Дональд сам не знал, что конкретно он хочет от Марлы. Мейплс стала для Трампа мягкой подушкой, на которую ему необходимо было время от времени уронить отяжелевшую от забот голову.

Работая день и ночь, он устал, бесконечно устал, хотя бодрился и не подавал виду. Трамп стал тайком повсюду возить Марлу с собой. Даже если ехал куда-то с семьей, например в загородный дом в Коннектикут, пристраивал неподалеку и любовницу. Но, разумеется, Трампу и в страшном сне не могла присниться перспектива развода с Иванной и разлуки с детьми.

Увы, все закончилось печально. Иванна каким-то образом узнала про Марлу и затеяла громкий бракоразводный процесс. Она сумела отхватить у Дональда 17 миллионов долларов, 650 тысяч ежемесячно на содержание детей, 47-комнатный дом, акции, бриллианты и часть недвижимости. Самолюбию владельца империи под названием «Трамп » был нанесен болезненный удар. Еще никто в династии Трампов так глупо не проигрывал женщине. Отец при встречах с сыном отводил взгляд, и Дональду казалось, что он читает в глазах старого Фреда презрение. Отец, как всегда лаконично, посоветовал:

— Возьми паузу, Дэн, тебе необходимо передохнуть.

Но у Дональда отказали тормоза. Отдыхать и отвлекаться от работы он никогда не умел. Трампу казалось: прекрати он функционировать хотя бы на пять минут — все вокруг рухнет, а он сам тут же умрет. Его стали мучить бессонница, невыносимые головные боли и приступы стенокардии. Но Дональд не привык прислушиваться к своему телу. Его несло, как с горы. Король недвижимости совершал один промах за другим. Спрашивается, зачем Дональд приобрел авиакомпанию «Трамп Шаттл »? Исключительно из упрямого бахвальства.

Его честно предупреждали, что вложения скорее всего окажутся проигрышными. Так и вышло: в 1990 году резко взлетели цены на горючее и упал спрос на авиаперевозки. Или к чему Дональду понадобилось покупать за 30 миллионов третью по величине в мире яхту? Трамп назвал красавицу «Принцесса Трампа», но не провел на ней ни дня — ни один, ни с любовницей. Яхта простаивала, поглощая несметные суммы на содержание. Однако самое неприятное, что после развода с Иванной пострадал безупречный имидж Дональда Трампа. Из-за этого недвижимость стала продаваться заметно хуже; банки теперь доверяли ему, еще недавно лучшему клиенту, гораздо меньше.

Америка — страна пуританская, это всем известно. А тут еще и Марла выкинула фокус. Девушку подловила тележурналистка Диана Сойер и, умело польстив, уговорила дать интервью о ее отношениях с Трампом. Дональд смотрел это позорище, запершись в кабинете. Наивная дурочка выложила про все их с Дональдом шашни и, хлопая честными глазами, заверила миллионы телезрителей в том, что «Дональд Трамп — человек благородный и непременно женится на ней ».

Черт возьми, а он бы сейчас как раз с удовольствием пожил один! К тому же в результате наделанных глупостей его состояние из двух миллиардов вдруг превратилось в 900 миллионов долга. К черту женщин, браки и всю эту чепуху! Он угробил и жизнь, и здоровье, чтобы добиться успеха, и тут на тебе, такой удар! Трамп собрал остатки сил и кинулся поправлять дела.

...Марла поставила Дональду мат, родив в октябре 1993 года девочку, которую назвала Тиффани Ариана Трамп. Заметно поумнев, она научилась с выгодой для себя пользоваться прессой и факт своей беременности немедленно предала огласке. Теперь Дональд видел в ней еще одну хищницу, покусившуюся на его состояние. В один прекрасный день он запер Марлу в комнате и, с ненавистью глядя ей в глаза, заявил, что хочет наконец сделать ей предложение.
Мисс Мейплс от радости по-детски захлопала в ладоши. Неужели она наконец дождалась своего часа? Но тут Трамп подсунул ей под нос какие-то бумаги.

— Что это? — недоуменно спросила Марла.

— Брачный контракт, — ледяным тоном ответил Дональд и поправил неизменный черный галстук. — Читай внимательно. Ты сейчас его подпишешь.

В контракте говорилось, что если их брак продлится менее пяти лет, то Трамп выплатит Марле один миллион долларов плюс деньги на содержание ребенка. Если же они проживут в супружеском союзе больше указанного срока, сумма ежегодно удваивается. Марла долго-долго вертела в руках договор, охала, вздыхала, говорила, как неприятно измерять любовь деньгами. И, разумеется, в конце концов все подписала.

18 декабря 1993 года Дональд Трамп в присутствии 1 300 гостей второй раз в жизни произнес супружескую клятву перед алтарем и получил в жены Марлу Трамп. Он исправно появлялся с супругой на всех светских мероприятиях и широко улыбался перед фотокамерами. Однако репортеры сумели выведать у Марлы: если супруги Трамп не идут куда-то вместе, то видятся ровно пять минут в сутки. Дональд возвращается домой с работы около 10 вечера, говорит жене «привет» и ужинает в полном одиночестве. Это его требование. Потом поднимается в кабинет и отвечает на теле-фойкые звонки. «А как же супружеские обязанности?» — не отставали журналисты. В пятый раз услышав этот вопрос, Марла не выдержала и расплакалась. На следующий день об этом раструбили все газеты.

В конце 1997 года Дональд Трамп подал на развод. В качестве причины было указано «непримиримое несходство характеров». На этот раз он все рассчитал правильно: этой чертовой кукле Марле не удастся его облапошить, как это сделала Иванна. В результате бывшей миссис Трамп номер два выплатили полагающийся по контракту миллион долларов, и Трамп избавился от обязанности постоянно сталкиваться с этой женщиной в собственном доме и повсюду с ней таскаться, изображая примерного супруга.

...После похорон отца Дональд ненадолго остался наедине с матерью. Старая дама держалась мужественно, хотя уход Фреда означал для нее конец света. Вся жизнь Мэри была в нем. Дональд приблизился к матери и сочувственно тронул ее за локоть. И вдруг его тихая робкая родительница развернулась и влепила сыну пощечину.

— Ты недостоин своего отца! — со слезами в голосе выкрикнула она. — Как ты себя ведешь? Ты перед всем миром сделал из себя шута горохового! Ты опозорил семью. Тебе мало двух разводов? Посметь привести любовницу на похороны отца!!!

— Плевать мне на мнение окружающих! — возразил Трамп. — Я имею право поступать так, как считаю нужным. Не мальчик.

— Плевать, тебе плевать на окружающих? Разве мы так тебя воспитывали? Вспомни! — заголосила Мэри. — Я скоро последую за Фредом, и некому будет тебя предостеречь: ты плохо кончишь. Отец вот тоже боялся... — у миссис Трамп сорвался голос.

— Это предсказание или проклятие? — с едва сдерживаемым бешенством спросил Дональд и выскочил из родительского дома.

...В апреле 2004 года пятидесятивосьмилетний Дональд Трамп сделал предложение своей любовнице, тридцатитрехлетней модели из Словении Мелании Кнаусс. И практически на следующий день, когда они с Меланией обходили парижские бутики, выбирая свадебный подарок, Дональду сообщили, что одна из крупнейших компаний, «Trump Hotels and Casino Resorts», обременена долгами на сумму почти в два миллиарда долларов, ее акции упали на 11 процентов.

— Дональд, что с тобой? — нежно проворковала Мелания, с недоумением глядя на изменившееся лицо жениха.

— Я просто подумал о своем покойном отце, дорогая, — очнувшись, ответил Дональд. — Если бы он мог нас сейчас видеть, как бы порадовался за своего сына!

Автор: Пэгги Лу

 467

понравилась биография? - поделитесь с друзьями!

Комментарии к биографии

Оставить комментарий