Биография, история жизни знаменитых людей - артистов, актеров, писателей, композиторов, и других известных деятелей

Сестры Арнтгольц Татьяна и Ольга

Сестры Татьяна и Ольга Арнтгольц

Сестры Арнтгольц родились в Калининграде, но давно уже завоевали столичного зрителя обаянием и талантом. При их появлении в глазах приятно двоится.

Сестры-близнецы Татьяна и Ольга Арнтгольц родились в 1982 году в Калининграде в семье актеров Калининградского областного драматического театра - заслуженного артиста РФ Альберта Альфонсовича Арнтгольтца и актрисы Валентины Галич. Несмотря на молодость, предложений у сестер достаточно.

Первой работой Татьяны Арнтгольтц в кино стала роль Наты в четырехсерийном фильме «NEXT». А популярность пришла, когда она снялась в сериале «Простые истины» в роли Кати Трофимовой.

Ольга впервые появилась на экране в фильме «Клеопатра» Александра Хвана, где ее партнером был Игорь Петренко. Но настоящую известность ей принесла главная роль Лены в сериале «Трое против всех». Как все близнецы, сестры очень привязаны друг к другу. И несмотря на внешнее сходство, очень разные по характеру.

Татьяна более сдержанная, серьезная, а Ольга - более разговорчивая и активная. Ольга и Татьяна уже покорили Москву -и вдвоем это сделать было не так страшно и одиноко, как всем известной героине фильма «Москва слезам не верит».


- Вы приехали в Москву из Калининграда. Когда человек в провинции начинает чувствовать, что его возможности ограничены и надо ехать в столицу?

Ольга Арнтгольтц: Мы с сестрой это осознали задолго до того, как решили поступать в театральный, - еще когда увлеклись спортом.

- Чем занимались?

О. А.: Во-первых, художественная гимнастика -еще в детском саду, это была наша первая секция в жизни. Потом пять лет занимались классическим балетом, затем теннисом. Нам очень нравилось, но тренироваться круглый год мы не могли.

Татьяна Арнтгольтц: Именно тогда мы стали понимать, что в Калининграде ничего добиться нельзя - уровень не тот, нет помещений, тренеров хороших почти нет. Я помню, нам было лет по 12, и бабушка, бывшая спортсменка, говорила об отсутствии возможностей.

О. А.: Когда мы поняли, что нет возможности заниматься спортом, мы решили, что будем спортивными журналистами. Но до статей дело не дошло.

Т. А.: В целом, все эти детские занятия принесли плоды. Танцы оказались очень полезны в театральном институте, спорт вообще стал хорошим подспорьем в профессии. Спасибо папе - он нас с детства тренировал.

- Еще в вашей жизни присутствовала скрипка.

О. А.: Я считаю, это была глупость. В театре, где служили родители, по пятницам играл симфонический оркестр. Мы слушали, было очень интересно. И почему-то из всех инструментов наиболее привлекательной казалась скрипка. Мы не понимали: смычок из конского волоса, как этим можно играть? Наверное, мы и выбрали скрипку, только чтобы узнать, как она устроена. А интереса научиться играть, как я сейчас понимаю, не было.

Т. А.: Конечно, надо было нас отдавать учиться играть либо на гитаре, либо на фортепиано... Сейчас бы пригодилось.

- Вас родители заставляли ходить на симфонические концерты и в театр, или самим было интересно? Как вообще строилось воспитание в семье?

О. А.: Нет-нет, нас никогда не заставляли. Я до сих пор безумно люблю детские спектакли. Мы любили театр; сами ходили на концерты симфонического оркестра и друзей приглашали.

Т. А.: У нас очень интеллигентная семья. Нам ничего не запрещали. Но вообще, мне кажется, что воспитание - вещь индивидуальная. Человеку Бог дает мозги - и как угодно его воспитывай, он все равно вырастет таким, каким его Бог задумал.

- Родители хотели, чтобы вы стали актрисами?

О. А.: Отдавая нас в театральный класс школы-лицея, мама и папа считали, что мы сможем получить хорошее образование, а потом поступать в педагогический, на филологический или другой факультет. Актрисами мы решили стать сами.

- Когда появилась идея поехать в Москву?

О. А.: После окончания лицея педагоги нам сказали, что мы можем попробовать свои силы в Москве. Мы ничего не теряли: ректор Воронежской театральной академии прослушал нас еще в лицее и готов был взять учиться.

- Как вас встретила Москва?

О. А.: Я Москву любила еще с детства, когда была здесь проездами, с бабушкой, с папой. Москва никогда не казалась мне жестокой или циничной, хотя я понимала, что здесь сложно. Мы приехали вшестером, с нашими одноклассниками. Первым институтом, в который мы поступали, стал ГИТИС. Потом совершенно случайно зашли в Щепкинское училище, где наш будущий худрук нас прослушал. Взял троих - нас с сестрой и нашего одноклассника Артема Ткаченко.

- Во время учебы жили в общежитии?

О. А.: Да-да, это было первое наше впечатление. Мы зашли в комнату, нам сказали: вас здесь будет четверо. У Тани накатились слезы, когда она увидела страшные окна, полы, исписанные стены. Потом мы все это вымыли, привыкли к месту. Быстро влились в эту жизнь, в коллектив, в курс... К тому же с нами был Артем. Когда было грустно, он говорил: Олечка, не плачь, ну что ты...

Т. А.: Мы ведь были домашними детьми, в нашей жизни не было двора, мы нигде не лазали, не курили, не хулиганили. Курить пришлось пробовать для работы. Мы даже значение матерных слов узнали так поздно, что даже стыдно об этом думать...

- Как живут студенты «Щепки»?

О. А.: Студенческие годы были бурными: дни рождения, капустники, выдумки этюдов... Приходилось много работать.

Т. А.: Бог уберег нас от необходимости подрабатывать во время учебы. Почти все ребята «дедмо-розили» на новогодних праздниках. А мы с сестрой никогда не были транжирами, мы объединяли наши стипендии в общий бюджет, и нам хватало. Мы даже родителям могли купить подарки и сувениры.

- Скажите, а каково это - иметь сестру-близнеца? Ведь женщина, тем более актриса, всегда желает быть единственной и неповторимой...

О. А.: Сестра-близнец - это здорово! Сестра -это больше, чем подруга, это самый близкий человек на долгие годы, который знает о тебе все, который никогда не предаст. Подруга, какой бы близкой она ни была, может предать. А сестра - нет.

- Ваши отношения всегда были ровными?

О. А.: Нет, лет до 12 мы часто ссорились, дрались, мама с папой очень переживали по этому поводу. К тому же Таня старше на 20 минут. Но для близнецов это значительная разница - Таня покрупнее меня, чуть повыше...

Т. А.: А в 12 лет у нас появился общий интерес -спортивный, и мы объединились. Поняли, что у нас есть общие трудности - отсутствие возможностей. Мы вдруг осознали, что это наша общая боль, что у нее есть я, а у меня есть она, и надо что-то вместе делать. Нас это сблизило.

- Вы помните, с какого момента каждая из вас начала подчеркивать свою индивидуальность?

О. А.: Сознательно такого не было, чтобы каждая из нас пыталась обособиться - «я по-своему думаю, по-своему чувствую, иначе одеваюсь». Просто мы стали взрослеть, стали разными, начали это понимать, но специально для этого ничего не делали.

- Вы когда-нибудь пользовались своим сходством?

О. А.: Не пользовались. Чтобы вместо Тани я куда-то - такое невозможно. Однажды Тане нужно было ехать и представлять фильм, она не смогла, и мне предложили поехать по ее документам. Я говорю: не могу. Ну как же, говорят, посмотри, фото в паспорте такое же, все похоже!.. А я все равно не могу.

- А я слышал, Таня доигрывала за вас спектакль.

О. А.: Это было в институте, в «Щепке». У нас был дипломный спектакль, цирковой, где мы прыгали, бегали. Я играла эквилибристку, и в самом начале спектакля очень сильно ударилась ногой -упала и влетела коленом в угол металлического станка. И все, - даже ходить не могла. Таня быстро переоделась и доиграла за меня.

- Вы мечтали сниматься в кино?

Т. А.: Когда мы ехали в Москву, мы не думали о кино, даже не знали, как туда попадают. Мы ехали, чтобы поступить в институт и затем служить в театре. Вот это было главной целью.

О. А.: Как-то к нам в институт пришла ассистент Татьяна Васильевна Максакова, которая, я считаю, и привела нас в кино. Ей нужна была молодежь школьного типа. С нашего курса многих ребят отобрали на пробы. В итоге прошла Таня, а меня взяли в другой фильм. И все началось само собой.

- Как быстро вы адаптировались к работе в кино? Ведь кино - это не сцена...

О. А.: Я всегда считала, что актер проявляется на сцене, а не в кино. Но когда мы начинали сниматься в кино, мы еще не понимали разницу между кино и театром. Театральной школы еще не получили. В итоге киношную органику, приемы перенесли на сцену, за что нам постоянно делали замечания. После института год не было театра, и его очень не хватало.

Т. А.: Но нам все же везет с театром - у меня уже три спектакля, у Оли - два. Нам обеим сразу предложили хороший материал. Мне - «Пять вечеров» Володина.

О. А.: А мне - «Сказки старого Арбата», режиссера Ольги Шведовой.

- Правда ли, что киносценарии вы читаете с мамой?

О. А.: Нет, но многие сценарии мы ей показываем. Не затем, чтобы она прочла и разрешила сниматься. Просто я знаю, что маме очень интересно. Она никогда ничего не будет запрещать, мама доверяет нашему выбору.

- Как молодые актрисы строят свою карьеру - боятся ли сниматься в сериалах, ищут ли роли, которые положительно скажутся на репутации?

Т. А.: Когда в нашей жизни началось кино, никто не думал, как это может отразиться на дальнейшей карьере. Да тогда еще и не было 200-серийных сериалов, как сейчас.

О. А.: Мне кажется, что если бы у актеров была возможность сниматься только в большом кино - и на всех его хватало бы, - то никто не стал бы сниматься в сериалах. В большом кино совершенно другой уровень профессионализма режиссера и съемочной группы. Я думаю, если есть возможность отказаться от сериала, лучше отказаться. Но бывает так, что человеку нужно зарабатывать деньги, чтобы кормить семью. И все же нам с Таней не хочется работать только ради денег.

- Ольга, вы снялись в фильме Александра Велединского «Русское». Правда ли, что Велединский сначала собирался взять Таню на эту роль?

О. А.: Да, так и было. Ассистенты увидели мою фотографию, а искать стали Таню. Когда она встретилась с Велединским, выяснилось, что фотография была моя. Но в итоге Таня не смогла сниматься. Ее не отпустили из Одессы, мы разговаривали по телефону и обе плакали... Потом мне позвонил Велединский, предложил сниматься, и я согласилась. Аналогичная история произошла с братьями Чадовыми (Алексеем и Андреем): планировалось, что играть будут Таня с Лешей, а в итоге работали мы с Андреем. На этой картине родилась чудесная дружба с Александром Велединским, с его группой, с актерами, и это до сих пор для меня самые любимые люди в кино.

- Пугают ли вас откровенные сцены? Приходится ли переступать некий барьер во время съемок?

О. А.: Во время съемок в фильме «Русское» у меня была откровенная сцена, но никаких барьеров переступать не пришлось. Еще до того, как я прочла сценарий, мне позвонил Велединский и предупредил: «Оля, в сценарии есть эпизод, где вы раздеваетесь. Он несет определенную драматическую нагрузку, по-другому его нельзя снять. Если хотите, я могу позвонить вашим родителям и все объяснить». Поэтому я была готова и понимала, зачем это нужно. Я считаю, что именно так должен вести себя режиссер с актерами.

- Андрон Кончаловский недавно закончил новый фильм «Глянец» - это история о мире моды. В этом фильме вы тоже снимаетесь вдвоем?

О. А.: В картине три основные женские роли, главную играет Юлия Высоцкая, еще одну - Ирина Розанова и третью - я. Кончаловскому нужна была девочка определенного типа, он очень долго искал актрису. Однажды он увидел мою фотосессию в журнале Gala - это вообще одна из моих самых любимых фотосъемок, я считаю ее лучшей -и пригласил меня. Кончаловский придумал снимать нас обеих, но у Тани там всего одна сцена.

- Как вы чувствовали себя в кругу московской «светской тусовки», которую снимал Кончаловский?

Т. А.: На тусовках и вечеринках нам всегда бывает очень скучно. Мы вообще не любим слова «глянец», «гламур»; в этом столько всего ненастоящего, оберточного.

- Чем вы любите заниматься в свободное время?

Т. А.: Мы любим ходить с друзьями в боулинг, ездить на природу, ходить в театр и кино. У наших друзей Максима Лагашкина и Саши Робака есть бар-клуб «Тема», где мы часто отмечаем дни рождения, проводим время, там можно делать что угодно, хоть на столах скакать, - то есть заниматься тем, что в детстве делать не удавалось.

О. А.: А я еще люблю ходить на кинофестивали, там можно посмотреть хорошие фильмы.

- Ваша, Оля, героиня из фильма «Русское» и ваша, Таня, из картины «Последний уикенд» - девушки меркантильные. А вы сами как предпочитаете, чтобы за вами ухаживали?

О. А.: Если я чувствую, что человек «мой», мне от него ничего не нужно. Дело ведь не в подарках и не в цветах. Хотя многие мне говорят: если он тебя любит, то должен водить тебя в ресторан, дарить подарки, должен тебе что-то... А мне кажется - нет. Если мне с ним хорошо, мы можем просто гулять вдвоем, если погода хорошая. А если плохая - валяться дома и смотреть кино.

- Насколько хорошо вы обосновались в Москве?

О. А.: Мы купили квартиру, там сейчас затевается ремонт. Делать его мы будем не сами - не умеем, да и руки «не оттуда растут» (смеются).

- А вообще умеете вести хозяйство?

Т. А.: Конечно. Мы готовим и убираем квартиру по очереди, как в общаге. Женщины все-таки, нужно быть аккуратными.

- О семьях подумываете?

О. А.: Семью надо создавать, когда ты понимаешь, что появился такой человек, с которым это можно сделать. Не нужно гнать события и думать - ага, тебе уже 24, значит, надо хоть с кем-нибудь... А что касается детей, их надо рожать, когда точно знаешь, что сможешь дать ребенку образование, сможешь одевать его и кормить. Иначе он будет обделен, по сравнению с другими детьми. Но в будущем и я, и Таня обязательно создадим семьи. Пока же нам хочется сыграть побольше интересных театральных ролей, спектаклей, поработать с хорошими режиссерами, и чтобы все получалось.

 376

#

Биография Знаменитостей

Понравилась биография? - поделитесь с друзьями!

Комментарии к биографии

Оставить комментарий