Биография, история жизни знаменитых людей - артистов, актеров, писателей, композиторов, и других известных деятелей

Леонид Каневский - "Мой выигрышный билет"

Леонид Каневский

Съемки программы «Следствие вели...», рассказывающей о самых громких преступлениях времен СССР, проходят в разных городах бывшего Советского Союза. По телевизионным делам, а также с гастролями театра «Гешер» Леонид Каневский не раз бывал в своем родном Киеве.

- Для меня Киев со времен моего детства не изменился. Все по-прежнему родное и знакомое. Те же парки, та же школа, где я учился, тот же двор нашего дома с высоким каменным забором. За ним был особняк председателя Президиума Верховного Совета УССР Михайло Гречухи. Когда наш мяч перелетал через этот забор, нам всегда возвращали его обратно, но иногда проколотым. Все зависело от того, кто из охранников дежурил.

Наша семья занимала две комнаты в коммунальной квартире. Так жила почти вся советская интеллигенция. Помимо нас было еще двое соседей. Это, скажу вам, немного по сравнению с московской коммуналкой на Гоголевском бульвара, где я снимал угол, когда стал студентом Училища имени Щукина. Там в 11 комнатах жило 50 человек.

- Ваша семья имела отношение к искусству?

- Нет, кроме одного родственника - папиного троюродного брата Анатолия Каневского, он был актером, играл в Театре имени Франко. А папа был технологом-фруктовщиком и обожал свою профессию. О фруктах, о садах он знал все. Срывал яблоко с дерева и говорил, какой это сорт. У папы это было наследственное. Его отец в царское время служил садовником в помещичьей усадьбе.

- Обычно родители, если работают по призванию, стараются передать свое дело детям. Почему ваш отец не настоял на том, чтобы вы продолжили его дело?

- Потому что уже в 11 лет я захотел стать артистом. Школьный приятель затащил меня однажды в клуб МВД на занятия драмкружка, и я, придя домой, сразу заявил родителям, что буду артистом.

- И как к этому отнеслись родители?

- Не поверили.

- А ваш брат?

- Шура старше меня на шесть лет, и он больше дружил с двоюродным братом Романом. У них была своя компания. меня в нее не допускали, а если я приставал к ним, иногда поколачивали, Я подрос и стал заниматься борьбой. И так натренировался, что однажды Ромка сказал Шуре: «Ну, давай последний раз его побьем, а потом не будем, потому что это уже опасно». У нас с братом прекрасные отношения по сей день. Мы всегда были единомышленниками, впоследствии нередко вместе выступали на сцене, я читал на творческих встречах его юмористические произведения.

Брат писал интермедии для очень популярного сатирического дуэта Тарапуньки и Штепселя - артистов эстрады Ефима Березина и Юрия Тимошенко. Их сотрудничество продлилось целых двадцать лет. Мама, бывало, говорила: «Напиши что-нибудь и Ленечке смешное! Что же ты всем пишешь, а Ленечке?» Мама нас всегда поддерживала. Папа же переживал, когда я пошел в артисты. Лишь когда услышал со стороны хорошие отзывы, тогда уже стал мной гордиться. А мама даже ездила со мной в Москву на приемные экзамены. Она так верила в меня, что ее вера придавала мне силы, благодаря ей я, наверное. и поступил в театральный.

- До того как поступить в институт, вы бывали в Москве?

- Нет - у нас в столице не было родни. В июле 1956 года я впервые приехал в Москву, и она, конечно, меня просто «нокаутирювала».

- Началась веселая студенческая жизнь?

- Как можно! Я с утра до ночи пропадал в училище - у меня все предметы были любимыми: и история искусств, и зарубежный театр, и мастерство, и танец, и вокал. Это же великое училище, Щукинское. Все наши педагоги играли в Вахтанговском театре. Я впоследствии сдружился с некоторыми из них, а с Владимиром Георгиевичем Шлезингером и Яковом Михайловичем Смоленским мы даже дружили домами.

- Кто учился вместе с вами?

- На моем курсе учились Лена Королева. Игорь Охлупин. а на паралелльных - такие будущие звезды, как Андрей Миронов, Василий Ливанов, Ольга Яковлева, Зиновий Высоковский.

- С кем-то из сокурсников вы дружили?

- Самым большим моим другом был Саша Покровский, сын актера Владимира Александровича Покровского. А еще я дружил со вги-ковцами - операторами Мишей Ардабьевским и Сашей Княжинским. которому отдельное спасибо за то. что он уговорил меня сходить в знаменитые Оружейные бани. С тех пор я - фанат парной. У Саши, кстати, в 1965 году я снялся и в одном из своих первых фильмов - «Город мастеров».

- Вы в то время уже были актером Театра имени Ленинского комсомола. Почему Ленком, а не Вахтанговский театр, куда обычно распределяют выпускников Щукинского училища?

- После училища мне предложили поступить в Театр имени Вахтангова, но предупредили. что играть пока будет нечего, и я попал в Театр имени Ленинского комсомола, что было замечательно, потому что самое интересное в моей театральной судьбе началось, когда в Лейкоме появился Анатолий Васильевич Эфрос, гениальнейший режиссер и учитель. Только тогда я и начал становиться актером. Это был 1963 год. Анатолий Васильевич пришел со своими актерами: Левой Дуровым. Тоней Дмитриевой. Геной Сейфуллиным, Витей Лакиревым.

Мне очень повезло, что я попал в такую компанию. Это был мой выигрышный билет в профессии. Мы буквально дневали и ночевали на сцене и выпустили пять спектаклей. на премьеры которых зрители прилетали со всего Советского Союза. Каждый новый спектакль становился событием. Но в 1967 году Эфроса сняли с поста главного режиссера Ленкома и перевели в Театр на Малой Бронной. Мотивация была такова, что созданный им репертуар Театра имени Ленинского комсомола якобы не соответствует названию театра. Чтобы подсластить пилюлю, ему разрешили взять с собой одиннадцать человек. И мне снова повезло - в число этих одиннадцати попал и я.

Каждая репетиция с Эфросом была для меня откровением. Он вроде бы очень просто, арифметически все раскладывал и объяснял, но потом в спектакле, это все превращалось в высшую математику.

Так прошло 17 счастливых лет, а потом Анатолий Васильевич ушел в Театр на Таганке и взял с собой только Ольгу Яковлеву. Мы остались на Малой Бронной. Но каждую свою новую роль я репетировал, постоянно задавая себе вопрос: а как бы это сделал Эфрос?

- Верность своему режиссеру - красноречивая характеристика для актера. В жизни вы тоже однолюб?

- Судите сами. С будущей женой мы познакомились в 1967 году. Мой брат, который, как я уже говорил, писал пьесы для Е4)има Березина и Юрия Тимошенко, однажды со свойственным ему юмором сообщил мне: «У Фимы (Березина) замечательная дочка, Аня. Я уже женат, но ее нельзя упускать из семьи». И в очередной мой приезд в Киев Шура нас познакомил. Я ждал восемь лет, прежде чем сделать Ане предложение.

- Свадьба была пышная?

- А как же! Как у людей! В «Интуристе».

- А жилье в Москве у вас уже было?

- Однокомнатная кооперативная квартира.

Я иногда подшучиваю над женой: «Ты вышла за меня ради московской прописки». К счастью, у нее с чувством юмора все в порядке, иначе жить со мной было бы невозможно.

- Она не ревновала вас к поклонницам, которых у исполнителя роли майора Томина из сериала «Следствие ведут знатоки» наверняка было много? Ведь этот обаятельный милиционер влюбил в себя тогда всех женщин Советского Союза.

- Нет, не ревновала, иначе мы бы не прожили вместе уже больше 30 лет. А почему в Томи-на женщины влюблялись, я не знаю. Я собирал этот образ по крупицам, из всяких мелочей. Мы же ездили с сыщиками с Петровки, 38 на обыски, сидели на допросах. смотрели, как работают профессионалы.

Беседовала Наталия Корнеева

 522

понравилась биография? - поделитесь с друзьями!

Комментарии к биографии

Оставить комментарий