Биография, история жизни знаменитых людей - артистов, актеров, писателей, композиторов, и других известных деятелей

Джордано Бруно – биография, фото, личная жизнь философа

Джордано Бруно
Имя: Джордано Бруно (Giordano Bruno)

Дата рождения: 1548 года

Дата смерти: 17 февраля 1600 года

Возраст: 52 года

Место рождения: Нола, Неаполь, Италия

Место смерти: Рим, Италия

Деятельность: монах, философ, поэт

Семейное положение: не был женат




Джордано Бруно - биография

В школе нас учили, что Джордано Бруно был сожжен инквизицией за то, что разделял учение Коперника о вращении Земли вокруг Солнца. Но в материалах его процесса это "преступление" не упомянуто ни разу. Так за что же был казнен итальянский монах-филосов, чей приговор до сих пор не отменен Ватиканом?

Его любимым героем всегда был Икар. Дерзкий юноша на самодельных крыльях устремился в небесную высь и поплатился за это жизнью. Мысленно устремляясь к звездам, на земле Джордано Бруно вел себя так: же дерзко и безрассудно, как сын Дедала. И погиб так же страшно: Икара убил жар Солнца, а Джордано - пламя костра, зажженного людьми.

В детстве его звали Филиппо, и родился он в 1548 году в семье дворянина Джованни Бруно и Фраулиссы Саволина. Семья жила в предместье древнего города Нолы, недалеко от склонов Везувия, над которым порой поднимались высокие клубы дыма. Тогда горожане бросались в церковь из страха перед Божьим гневом, но отец Филиппо не боялся ничего.

Он был офицером на службе испанского наместника Неаполя и большую часть года проводил в военных походах. Зато когда он возвращался домой, радости не было конца. Отец и сын подолгу гуляли по окрестным холмам, и Джованни рассказывал сыну о своих приключениях и чудесах дальних стран. Если прогулка затягивалась допоздна, он учил Филиппо находить на небе созвездия, даже не думая, что тем самым определяет дальнейшую судьбу отпрыска.

Юного Бруно научили читать и писать, но он хотел учиться дальше, что в ту пору вовсе не считалось обязательным для дворянина. К чести Джованни, он не препятствовал сыну и даже выделил часть небогатых семейных средств на обучение мальчика в Неаполе. Летом 1562 года Филиппо отправился в путь.

Поселившись у дяди, он поступил в ученики к монаху Теофило да Вайрано, которому предстояло подготовить юношу к поступлению в университет. С наставником ему повезло - отец Теофило не заставлял своего питомца зазубривать наизусть учебники, но учил его мыслить, прививая интерес к логике, философии, диалектике и литературе.

Его уроки нравились молодому человеку гораздо больше лекций в университете, которые он посещал украдкой. Университет размещался в старинном монастыре Сан-Доминико Маджоре, и преподавали там в основном монахи-доминиканцы. С напыщенным видом они изрекали латинские цитаты, мало заботясь о том. понимают ли их слушатели. Но Филиппо уже изучил латынь - язык науки - и поэтому понимал, что педагоги всего лишь пересказывают мнения отцов церкви, не внося в них ничего нового.

Другие студенты не очень интересовались учебой, со всем пылом отдаваясь соблазнам большого города. Несмотря на строгие запреты, они каждый вечер покидали монастырские кельи и отправлялись в путешествие по окрестным кабакам и «веселым домам». Многие носили с собой оружие и без колебаний пускали его в ход. Филиппо не был драчуном, но любил застолье в дружеской компании и общество прекрасных дам. Судя по описаниям современников и единственному сохранившемуся портрету, он был настоящим красавцем с тонкими чертами лица, густыми каштановыми кудрями и щегольскими усиками. Он сочинял стихи, при помощи которых с легкостью очаровывал девушек.

Но наука влекла к себе Бруно сильнее, чем женщины и развлечения. Однако в июне 1565-го вместо поступления в университет 17-летний Филиппо неожиданно для всех стал послушником монастыря Сан-Доминико. Отныне его звали Джордано - в честь библейской реки Иордан, и он носил грубую шерстяную рясу монаха. О причинах такого решения можно только гадать. Намного позже, в XIX веке, родилась легенда о несчастной любви Бруно. Его возлюбленной называли то дочь испанского вельможи, то красавицу еврейку, которая ради него отреклась от веры предков, но бьгла убита мстительными сородичами чуть ли не во время свадебной церемонии.

Джордано Бруно

Верить всем этим романтическим историям вовсе не обязательно -достаточно вспомнить, что для ученого в то время монастырь все еще оставался одним из основных прибежищ. Если на севере Италии Возрождение заложило традиции светской науки, независимой от церкви, то на отсталом юге об этом не приходилось и думать. Здесь, под бдительным оком Римско-Папы и испанского наместника, наука все еще оставалась служанкой богословия.

И все же монастырские стены уже не могли сдержать распространения новых идей. По ночам, при свете огарка, Джордано тайком читал купленные в книжных лавках труды философов и ученых. Сильнее всего на него повлияли двое авторов. Первым был немецкий епископ Николай Кузанский, достигший кардинальского чина. Однако, несмотря на высокое звание, он был автором многих идей, далеких от ортодоксии, - он. к примеру, предположил, что Господь сотворил не только Землю, но и множество обитаемых миров. Вторым стал польский каноник Николай Коперник, наблюдавший светила в самодельный телескоп. Эти наблюдения привели к выводу, который он решился огласить только в 1543 году, на закате жизни.

Их суть в том, что Земля - не центр Вселенной, она вращается вокруг Солнца вместе с планетами и звездами. Коперник не решился пересмотреть прежнее мнение, согласно которому звезды были чем-то вроде ламп, прикрепленных Всевышним к небесному своду. Тем не менее его труд мог вызвать настоящую бурю -если бы не осторожный издатель Ретик. который выбросил из книги «Об обращении небесных сфер» самые смелые места. Увидев, как обкорнали его детище, Коперник от досады умер. А истинное значение его открытия ученый мир признал лишь век спустя, после открытий Галилея и Кеплера.

Под влиянием этих книг Бруно укрепился во мнении, что разум и христианская вера несовместимы. Библейские предания - просто сказки, которыми церковники дурачат народ. Их картине мира юный бунтарь противопоставил свою. Богу него «находится во всем и повсюду» и фактически сливается с природой. Признавая его существование, Бруно отвергал божественность Христа, чудеса и таинства, а главное - необходимость церкви и ее монополию на истину. За словами последовали дела.

Сначала Джордано убрал из своей кельи изображения святых. Потом посоветовал приятелю, читающему «Историю радостей Богородицы», выбросить книгу и почитать что-нибудь более полезное. Как ни странно, серьезных последствий его поступки не имели - в положенное время брат Джордано стал дьяконом, потом получил приход в одном из городов Кампании. А в 1572 году снова вернулся в Сан-Доминико, но уже как студент богословской школы.

Товарищи не понимали Бруно. и он нашел собеседника за пределами обители - загадочную донну Моргану, которой посвящены его первые сочинения. Одни считают ее богатой вдовой, не чуждой наукам, другие - изысканной куртизанкой, от скуки внимающей пылкому юноше. Но более вероятно, что Моргана с ее именем, взятым из рыцарских романов, была выдумкой самого Джордано, изнывавшего от недостатка общения. Ведь монастырское начальство зорко следило за послушниками и вряд ли позволило бы одному из них проводить время в женском обществе. Поэтому встречи Бруно с Морганой происходили лишь в воображении. Наяву оставалось мерять шагами опостылевшую келью и сочинять ехидные стихи:

Священная ослиность, святое отупенъе,
О, глупость пресвятая блаженное незнанье,
Одна ты нашим душам даруешь назиданье.
Ведь не приносят пользы ни ум, ни обученье.


Ослами Бруно называл всех, кто верил раз и навсегда затверженным мнениям, не давая себе труда подумать. Ему все тягостнее было жить среди них, притворяясь благочестивым сыном церкви. Донна Моргана - или его собственная осторожность - убеждала повременить, но Бруно все же иногда не выдерживал. Когда в монастырь приехал с лекцией знаменитый богослов Монтальчини, Бруно на диспуте уличил его в незнании взглядов протестантов, на которых тот нападал.

Побежденный богослов поспешил отомстить и отправил в капитул доминиканцев донос о сочувствии Джордано еретикам. Ему грозил суд инквизиции с суровым приговором, и в феврале 1576 года Бруно навсегда покинул монастырь. За самовольный выход из ордена Бруно отлучили от церкви. Начался новый этап в жизни Джордано. В прошлом остались Неаполь, родная Нола, донна Моргана вместе с другими подругами прошлых лет. Отныне он признавал лишь любовь к Истине.

Четыре месяца Бруно скитался по Италии, зарабатывая на жизнь уроками грамматики и философии. Однажды в Лионе он остановился на ночлег в монастыре своего ордена. «Меня приняли очень холодно, - писал Бруно впоследствии. - Я разговорился об этом с монахом-итальянцем, находившимся там, и он мне сказал: "Имейте в виду, что в этой стране вы нигде не встретите радушного приема и, сколько бы вы ни ходили по стране,-чем дальше, тем все менее радушный прием будете встречать"».

Это предупреждение, а также чума, поразившая Италию, вынудили Бруно бежать в Женеву, где уже давно правили сторонники «протестантского Папы» Кальвина. Жизнь там была сытая и безопасная, но к свободе мнений протестанты оказались столь же нетерпимы, как и католики. Два месяца Бруно занимался исправлением печатных оттисков в типографии. Часто посещал проповеди и чтения, произносившиеся и читавшиеся в этом городе как итальянцами, так и французами. А вскоре ему сообщили, что нельзя долго находиться в Женеве, если он не решит принять религию этого города. Бруно, уже отказавшийся прежде от одной религии, не желал принимать другую. Ему пришлось снова отправиться в путь.

В 1580 году Бруно прибыл в Тулузу, где получил место профессора философии в университете. Здесь он задержался на несколько лет - долгий срок для Бруно. У него по-пре-жнему не было ни друзей, ни женщин - Джордано вел образ жизни аскетичного ученого. В Тулузе он разработал собственную науку - мнемонику - о развитии памяти при помощи логических упражнений. Эта наука пользовалась большим успехом. Сам Бруно обладал превосходной памятью и целыми страницами цитировал прочитанные книги. Его ученики таких успехов не достигали, однако скоро итальянца призвал к себе король Генрих III.

Бруно обучал его мнемонике и учился сам, читая книги в богатой библиотеке Сорбонны. Его теория мироздания постепенно менялась: теперь он был уверен, что на Луне и других планетах обитают живые существа, и когда-нибудь люди обязательно встретятся с ними. Правда, все это были теории - в отличие от Коперника и Галилея, Бруно никогда не занимался методичным наблюдением за светилами.

Между тем увлечение астрономией и теорией чисел привело Джордано на опасную стезю. Многие считали и продолжают считать его мистиком и даже магом, оставившим христианство ради «тайных наук», дающих неслыханную власть. Он действительно изучал сочинения по алхимии и труды каббалистов, надеясь отыскать там новую истину. Но в итоге разочаровался - его комедия «Подсвечник» полна насмешек над алхимиками. тратящими жизнь на поиски «философского камня». Впрочем, он издевался над всеми - католиками и протестантами. учеными и знатью.

В Париже его вызывающее поведение терпели недолго, и весной 1583 года Бруно пришлось уехать в Англию. Там ценили ученость - Бруно был представлен самой королеве Елизавете и получил кафедру в Оксфорде. Англия словно возродила его: он был очарован Альбионом и особенно его женщинами. «О. нимфы Англии. прелестные созданья!» -восклицал Джордано в лирических стихах, которые вновь начал сочинять. А вот отношения с местным ученым миром не сложились - публично посадив в лужу нескольких богословов, Бруно был вынужден оставить Оксфорд и укрыться в Лондоне под защитой королевы.

В Лондоне были написаны его главные сочинения: «Пир на пепле» и «Изгнание торжествующего зверя», где аллегорически излагалась новая «религия разума», которая должна была заменить христианство. Церковь обвинила Бруно в безбожии. на что он ответил другой книгой - «О героическом энтузиазме». Он провозгласил: «Лучше достойная и славная смерть, чем недостойный и подлый триумф». В конце 1585 года ему пришлось покинуть Англию вместе с его другом -французским послом Мовиссьером. Момент для приезда во Францию был явно неудачным: в стране бушевали религиозные войны, и обвинение в ереси, которое повсюду преследовало Бруно, могло стоить ему жизни. Когда он пытался открыто изложить в Сорбонне свои взгляды, ортодоксы едва не растерзали его.

Джордано бежал в Германию. где нашел приют сначала при дворе саксонского курфюрста, а затем в Праге, у императора-алхимика Рудольфа II. Возможно, под его влиянием Бруно занялся несвойственными для себя вопросами - издал трактат о медицине, потом «Искусство прорицания», где учил вызывать духов и узнавать у них будущее. Но дружбы с императором не получилось. и Бруно продолжил свои странствия. Летом 1591 года во Франкфурте его настигло письмо молодого венецианского патриция Джованни Мочениго. Не скупясь на комплименты «божественному уму» Бруно, тот просил обучить его наукам, обещая щедрую плату. Джордано, уставший от кочевой жизни, согласился и осенью прибыл в Венецию.

Наконец-то он снова был на родине! Он мог слушать итальянскую речь, бродить по на-бережным. заходить в лавки книготорговцев, обсуждая последние новости. К сожалению, Мочениго оказался не в состоянии усвоить основы мнемоники. Вскоре выяснилось, что он хотел научиться у Бруно совсем другому - искусству изготовления золота. Джордано, как мог, объяснял, что не владеет им, но ученик не верил.

Исчерпав свой весьма небольшои запас терпения, Бруно накричал на патриция, обозвав его ослом. Оскорбленный Джованни не остался в долгу и донес на своего гостя местным инквизиторам. В мае 1592 года Бруно заточили в тюрьму при монастыре Сан-Доминико ди Кастелло. Начались утомительные допросы, во время которых Джордано отвергал о все обвинения. Свидетели в основном его близкие знакомые - в один голос называли его преданным католиком. К тому же многие знали о его ссоре с доносчиком Мочениго.

Казалось, скоро его освободят. Но Бруно сам решил свою участь. В общей камере он шокировал богобоязненных товарищей по заключению. Он говорил им, что библейские чудеса выдуманы, что святые и пророки просто дурачили народ. а всех монахов надо истребить, как вредных насекомых. Одного из сокамерников, плотника Франческо Вайя, он подвел к окну и показал на звезды: это бесчисленные миры, перед лицом которых земные страсти выглядят просто смешно. Плотник ничего не понял, но прилежно донес на соседа. Так же поступили и другие заключенные. Тем временем Рим потребовал выдачи опасного еретика Бруно. Обычно Венеция не спешила выполнять приказы Папы, и в этом случае прокуратор республики Контарини тоже заявил: да, Джордано - еретик, но это «один из самых выдающихся и редчайших гениев, каких только можно себе представить».

И все же в конце концов Джордано выдали. В феврале 1593 года его доставили в древний замок Сант-Анджело. Потянулись долгие дни и месяцы заключения. Инквизиция играла со своими узниками, как кошка с мышью, - то допросы следовали каждый день, то о них забывали, оставляя заключенных в сводящем с ума одиночестве. Постелью служил прелый тюфяк, пищей - гороховая или ячменная похлебка с кусочком жесткого мяса по праздникам. На следствии заключенному монотонно задавали один и тот же вопрос, до тех пор, пока он в изнеможении не сознавался. Тогда переходили к следующему. В случае необходимости применяли пытки - вздергивали на дыбу, зажимали в тисках руки и ноги, через воронку вливали в рот огромное количество воды. Цель была одна - вынудить еретика признаться и осудить его на изгнание или многолетнее заточение в монастыре. Самых опасных ждала передача в руки светской власти, что означало костер.

Даже по меркам инквизиции следствие по делу Бруно тянулось неимоверно долго - целых восемь лет. Все-таки обвиняемым был ученый с европейской известностью, который был знаком с сильными мира сего. При изучении материалов процесса создается впечатление, что его не очень-то хотели казнить. На папский престол взошел Ипполито Альдобрандини, принявший имя Климента VIII. Он отличался терпимостью, привечал философов и сам высказывал довольно смелые мысли. Но против Бруно говорили показания сокамерников и раздобытые инквизицией трактаты, обличавшие его как врага церкви. Его судили как еретика, распространявшего свои взгляды, а за это карой могла быть только смерть. В перечислении его прегрешений лишь мимоходом упоминается свидетельство: «Утверждал вздорное мнение, что Земля обращается вокруг Солнца наравне с прочими планетами».

Сам Бруно снова навредил себе - все долгие месяцы уверток и отречений он перечеркнул одним письмом Папе, в котором объявил о верности прежним идеям. Скорее всего, ему просто все опостылело - позади было пятьдесят лет жизни. и стоило ли идти на сделку с совестью, чтобы прожить остаток жизни в тюрьме или ссылке? Когда-то он писал: «Д ля людей героического духа все обращается во благо, и они умеют использовать плен как плод свободы, а поражение превратить в высокую победу».

Суд над Джордано Бруно

8 февраля 1600 года ему объявили приговор. Число «восемь» было для Бруно роковым - восемь лет тюрьмы, восемь пунктов обвинения, восемь судивших его кардиналов... Услышав вердикт, Бруно бросил судьям: «Вы с большим страхом выносите мне этот приговор, чем я выслушиваю его!» Утром 17 февраля его одели в позорное рубище еретика, заковали руки и зажали рот специальными тисками, чтобы он не смущал народ крамольными речами. На Кампо ди Фьори -площади Цветов - водрузили столб, к которому железной цепью привязали казнимого. Огромная толпа наблюдала, как разгорается пламя и фигура Джордано скрывается в густом дыму. Выкриков и шуток почти не было, люди молчали. Когда все кончилось, палачи собрали пепел и бросили его в Тибр.

Памятник Джордано Бруно в Риме на Кампо деи Фиори, месте где его казнили

Почти через триста лет на месте казни воздвигли памятник с надписью «Джордано Бруно от предвиденного им столетия». Папа Лев XIII ответил на это отповедью: «Бруно не обнаружил сколько-нибудь значительных достижений в области науки... он был нетерпим к чужим мнениям, злобен и любил лесть в ущерб истине». В 1972 году другой Папа-Павел VI - официально выразил сожаление в связи с сожжением Бруно. Но приговор так и не отменили - церковь не смогла простить ученому хулы в свой адрес. Мученик Джордано был сожжен не за научные открытия, а за бунт против церкви, верность себе и любовь к независимости.

Автор биографии: Вадим Эрлихман

 108

#

Биография Знаменитостей

Понравилась биография? - поделитесь с друзьями!

Комментарии к биографии

Оставить комментарий